Скромный семейный бизнес

Скромный семейный бизнес

Вот говорят, Дракула, Батори, Жиль де Рё… Хуйня это все, легенды, и ничем не доказано. Расскажу вам лучше про самую массовую детоубийцу в истории. И ведь жила она не так уж давно: в милую, чинную, стимпанковую Викторианскую эпоху. Вообще, викторианство — это время ужасов и пиздеца под прикрытием приличий. Итак…

Жила-была Амелия Дайер. Родилась в 1837 году, в Англии, в семье зажиточного сапожника. Хорошо училась, любила стихи. Такая была романтичная девочка. А потом ее матушка переболела тифом, и сошла с ума. Амелия за нею ухаживала, и несколько подрастеряла романтичность.

В 24 года Амелия вышла замуж за чувака, которому было 59 лет. Училась на медсестру, потому что это было прилично. Но быстро сообразила: бабла это не принесет. И занялась бэби-фермерством.

Имелся в Викторианской Англии такой чудесный бизнес. Дело в том, что если женщина беременела вне брака, то по закону милый папа не был обязан помогать ребенку. Потому что нехуй быть такими неприличными и трахаться без кольца на пальце. Женщины, оставшиеся с детьми на руках, вынуждены были их отдавать на пристройство или передержку. Как собачек. Чтоб работать. Потому что иначе умерли бы с голоду.

Вот бабы, у которых был свой дом, брались следить за младенцами, за плату от женщин. Типа яслей, только круглосуточных. А потом либо детишек матери забирали, либо другие люди усыновляли. Ну… всякое случалось. Например, если младенец много орал, ему могли дать опиумный сироп, который тогда продавался вполне, как лекарство. Ребеночек постоянно был под наркотиком, есть не просил, так и помирал от голода. Некоторым мамашам это было только на руку, далеко не все переживали за нежеланных детей.

Амелия пошла дальше. Она поняла, что это отличная схема для попила бабла. Брала с матерей деньги, а на младенцев не тратилась, не кормила даже, вещички их продавала через ломбард. И вскоре они у нее помирали. Чтобы зафиксировать факт смерти, Амелия вызывала врача. Наконец врач заебался ходить на вызовы по смерти детей «от природной слабости», и заявил в полицию. Амелию наказали… за халатность и приговорили к шести месяцам каторжных работ.

Выйдя, она сообразила, что врача вызывать не надо: сдаст. Да и ждать, пока ребеночек помрет, долго и нудно. И стала сама принимать меры. Детишек душила, почему-то именно белой лентой, а потом еще оставляла ее завязанной бантиком на шее. И выбрасывала трупы.

Еще подрабатывала абортами, кстати. Мешали ей дамы, которые действительно заботились о своих детях и навещали их. Однажды пришла к Амелии мамаша, попросила показать ребеночка. Добрая медсестра вынесла малыша, мама раздела, и обнаружила, что родимого пятна на ножке у младенца и нету. А оно было. То есть, другого подсунули.

Поднялся скандал, Амелия напилась опиумной настойки, симулировала сумасшествие, и загремела в психушку. Выйдя, переехала в другой город, сняла дом и принялась за старое.

Так она и жила: меняла города, брала детишек, убивала, а когда полиция и родители поднимали шум, ложилась в психбольницу либо снова переезжала. Интересно, что всерьез это никого не настораживало. Ну сгинуло 10 – 20 младенцев, да и ладно.

За время своей деятельности Амелия родила дочку, Полли, но ее почему-то не убила, а растила с истинной материнской любовью. Но на содержание девочки требовались средства, и она продолжала убивать чужих малышей.

Попалась Амелия в Челтнеме, взяв на попечительство дочку дамы по имени Эвелина Мармон. Эвелина родила девочку Дорис, и хотела найти ей хороший дом, платить деньги на содержание, а как подрастет — забрать. Амелия убедила молодую маму в своей респектабельности, взяла с нее 10 фунтов и коробку одежды для ребенка, свалила в Рединг. Вслед за тем Амелия пропала из видимости, и не отвечала на письма Эвелины.

И вот тут наконец ей не повезло. В Темзе всплыло тело младенца, удушенного белой лентой, его выловили матросы с баржи, и доставили в полицию. Дело попало в Лондон. А там оказался дотошный детектив, он сделал микроскопический анализ упаковочной бумаги, в которую был завернут ребенок. И сумел прочитать адрес. Дальше ребенка опознали, это была девочка по имени Хелен Фрай, которую мама отдала на воспитание доброй, славной Амелии.

За домом установили наблюдение. Также наняли молодую даму, чтобы ловить «на живца». Она представилась мамашей, попавшей в беду, и договорилась с Амелией о встрече. Вместо нее пришли детективы.

При обыске в доме обнаружилась куча косвенных улик: белая лента, которой душили младенцев, квитанции за рекламу бэби-фермерши в газетах, письма от матерей, детские вещи…

Тогда обыскали дно Темзы, и нашли еще шесть младенцев, в том числе и несчастную Дорис, которую так искала ее мать, Эвелина Мармон. Все они были удушены белой лентой.

По квитанциям и письмам установили, что Амелия только в этот раз взяла двадцать детишек. Семь трупов были найдены, остальные отыскать не удалось. Стали изучать ее передвижения по стране. Тогда уже подняли и заявления матерей, у которых исчезли дети, нашли массу свидетелей.

По самым скромным подсчетам, она взяла на попечительство около 400 младенцев. Ясное дело, больше о них никто ничего не слыхал.

Присяжным понадобилось всего 4 минуты, чтобы приговорить милую даму к повешению. Она призналась только в одном убийстве — Дорис Мармон. Но в камере смертников написала полную исповедь. Признавшись, что ей нравилось смотреть, как умирают детишки. Она утверждала, что дочь Полли не имела никакого отношения к бэби-фермерству, и не знала об убийствах.

Амелию прозвали Людоедкой из Рединга. Один историк впоследствии даже выдвинул гипотезу, что она и была Джеком Потрошителем. Якобы, когда аборт у нее не получался, она бабу резала и таким образом маскировала. Но никаких доказательств нет, и вообще, теория не выдерживает критики.

Через два года после ее казни, рабочие на железной дороге нашли коробку, в которой была трехнедельная девочка. Ребенок выжил. Нашлась и мать, вдова по имени Джейн Хилл, которая отдала свою новорожденную дочь на воспитание некой миссис Стюарт, заплатив 12 фунтов. Следствие установило, что под псевдонимом Стюарт скрывалась Полли, дочь Амелии Дайер.

Такой вот дивный семейный бизнес, процветавший в респектабельной Викторианской Англии.

На фото — она самая, Амелия. По мне, бабе с такой рожей не то что ребенка — котенка или щенка доверять не надо.

124
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...