Морские байки. Обезьян Степан.

Морские байки. Обезьян Степан.

То, что к ним приехал пароход с лохами, индусы просекли сразу.

И бизнес у них пошёл хороший… золото и брыльянты… так и текли на пароход рекой. Сапфиры и гранаты...

Сандаловое дерево тоже. Прямо брёвнами заносили… и мелко нарублеными чурочками.

Моряки богатели с каждой минутой… и боялись спугнуть свою удачу. Когда ещё нарвёшься на таких простофиль?

Деньги — тлен, а вот материальные ценности — это совсем другое.

Торговцы брыльянтами скучнели с каждой минутой, понимая, что белые сахибы всё таки нашли способ облапошить наивных индусов… и в задумчивости почёсывали грязные пятки.

Завистливо кося взглядом на высшую касту продаванов драгоценностей, на пароход просочились торговцы живым товаром.

Попугаями.

А, что?

Моряки, они же как дети… Любят играться и любят животных.

А попугаи такие забавные.

И говорить умеют. Если научить.

Моряки, понятно, каким словам учить начинают.

Всех. Кто хочет учиться. Кто имеет тягу.

И попугаев, и негров в Африке...

Первым сломался начальник рации… рассовав по тайникам в каюте горсть брыльянтов и мешочек других камней… ну, изумруды там всякие… заныкав в укромном месте три метра золотой цепи… превратив свою каюту в пещеру с сокровищами… довольно потирая пузо… подошёл к клеткам с попугаями.

За сколько?.. коммерческая тайна.

Но один попугай уехал в каюту начальника на ПМЖ.

Ещё одного попугая купил электромеханик.

Стармех ехидно поинтересовался — Чо, бухать не с кем? Ты бы тогда лучше обезьяну купил...

- Точно… хлопнул себя по лбу матросик, и тут же приступил к беседе на чистейшем английском с торговцем попугаями - Это, май френд… а эти… манки йес в продаже? Ну, манки… Ууу-Ууу...

И пантомимой изобразил брачующегося шимпанзе.

Манки, млять.

Индус с интересом посмотрел на матросика и ответил на чистом русском, из расположения к клиенту.

- Есть. Сейчас. Ждать.

Индус стрельнул сигарету у матроса, вручил эту сигарету своему напарнику… и напарник куда-то сквозанул.

Началось ожидание.

Накал торгов спал… уже просто шло общение.

Непроданные попугаи орали, и цена на них падала.

На золото-брильянты тоже.

Где то через час заявился гонец.

С двумя обезьянами.

Я в сортах обезьян не разбираюсь. Знаю только шимпанзе, гориллу и орангутана… а это… ну, пусть будут макаки.

Одна совсем маленькая. Ребёнок.

Вторая была побольше, где то по колено взрослому человеку.

Потом установили… маленькая была - девка, большой был пацан.

На это представление сбежался весь экипаж.

Обезьяны сидели, крепко обнявшись… смотрели на других… больших, бесхвостых обезьян и тряслись от страха.

Девки, буфетчица и дневальная, повизгивали от восторга.

-Усю-сю, какие миииленькие..

По этим сюсюканиям торгаш определил своих потенциальных жертв, и бесжалостно нанёс первый удар.

- Маленькие. Мама нет. Умрут.

-уййййй… бееедненькие… — завыли девки.

- Да.Совсем умрут. У меня еда нет. - Торгаш наносил удары цинично и глубоко. Он убивал с наслаждением.

- А они хоть… понимают, что-нить?

— Да. Команды знают.

И индус подал команду.

Ха, подал.

Он заорал — Сит даун!!..- и вместе с обезьянами в ужасе сел весь экипаж.

Попугаи заткнулись и закрыли глаза крыльями.

Маленькая обезьяна ещё и пустила лужу.

Большой навалил кучку. (Зря в тот момент на это не обратили внимания).

И тут случилось совсем неожиданное.

Наш мастер кунг-фу, знаток ножевого боя, гений боёв с нунчаками, целитель иглами, знаток Бодхигитты, турист по горам, спортсмен по парусам и прочее, прочее, прочее… жылезный чилавек, короче… а, ну, да… ещё и второй помощник капитана по совместительству… дрогнул и спросил..

- И сколько… за маленькую?

Индус втянул ноздрями воздух, прикрыл глаза и задумался.

В воздухе запахло деньгами.

Он не торопился..

Поплавок дрогнул и нехотя пошёл в сторону.

Так клюёт большая рыба.

Индус открыл глаза и подсёк.

- Фифти. Америкен мани.

Фифти америкен мани… по тем временам были большие мани… для рашен сименов.

Ревизор судорожно сглотнул (ага, значит, не такой уж и жылезный), но молча протянул полтинник торговцу.

Все молчали.

Индуска… не веря своим глазам, цапнул полтинник, мгновенно упрятал его куда то под лохмотья и оборзел ещё больше.

- Ремень — он тыкнул на ошейник обезьяны — доллар.

Тут уже все зашумели, упрекая индуса в скобарстве и мелочности.

- окей, окей… презент. — согласился проходимец.

И приступил к вручению спасённой от голодной смерти души покупателю… этой самой души.

А вот здесь разыгралась вторая по накалу драматизма сцена.

Обезьянки сидели обнявшись, напомню… и торговец начал отрывать маленькую от большого.

Вы видели фильмы, где детей отрывают от матери? Бесжалостно так отрывают? Вот-вот..

Плакали все… человеки, обезьянки, попугаи… кроме торговца живым товаром. Для него это трудовые будни.

Обезьянки жалобно выли и тянули друг к другу лапки… девки уже просто ревели.

Торгаш таки разорвал эту сцепку и протянул макаку ревизору.

— Твоя. На.

Ревизор взял обезьянку. Та доверчиво прилипла к нему… хосподи… какое было просветлённое лицо у ревизора.

Вот с такими лицами, наверное, в древние времена выкупали рабынь и отпускали на волю...

Захотелось тоже сделать чего нить доброе. И не одному мне, как оказалось.

Дневальная тут же купила второй лот… большого обезьяна.

Правда за 40 долларов. Доброта добротой, но деньги дневальная считать умела...

Так и появились в экипаже Чита и Степан.

Ну, что… Маленькую обезьянку ревизор предсказуемо назвал Читой.

А вот большой… того нарекли гордым именем - Степан.

И таки знайте — нормальный человек обезьяну не купит.

Выгрузка закончилась… мы вышли в рейс из Калькутты на Малайзию. Пять суток перехода… ожидание погрузки и снова на Индию.

Степана Наташка определила на житьё не к себе в каюту, в отличии от ревизора… а поселила в лазарете.

Движение Степану ограничили верёвкой, привязав к столу.

Помните, я писал о том, что Степан навалил кучку?.. Степан оказался знатным засранцем.

Он был прямо какой то фабрикой по производству говна.

За два дня он засрал лазарет до неузнаваемости. К тому же у Степана обнаружились признаки копрофага… он с удовольствием мял свои какашки в руках и размазывал эти самые какашки по переборкам. Когда Степан не жрал и не размазывал какашки… он просто тупо орал и яростно мастурбировал (дрочил, если по научному).

Как то вот так… ууукал и цокал.

Цокал он и тогда, когда был недовольным.

За два дня он довёл Наташку до бешенства своим поведением. Полностью неуправляемым.

И я Наташку понимал… потерять сорок баксов… в обмен получить такую неблагодарную скотину.

Впрочем, всё как в человечьей жизни.

Степан был настоящий мужик.

Он нашёл смысл жизни.

Сделать женщину несчастной.

На третий день в лазарет заглянул старпом.

Он хотел потетешкать Степана и нёс ему гостинчик. Бананчик.

Когда старпом увидел всё творящееся безобразие в лазарете… желание тетешкать Стёпку пропало. Он закатил Стёпке затрещину и заорал не хуже квартиранта лазарета.

Степан успел вырвать банан из рук старпома и попутно вытер лапы об старпомовскую рубашку.

Наташку старпом бить не стал… но велел тут же, немедленно… обоим выматываться к едрене фене из помещения.

Ах, да… забыл… запах же ещё был, да.

Поседевшая женщина отвязала Степана и побрела эта парочка на корму… и мне так кажется… хотела Наташка своего обезьяна смайнать за борт… в набежавшую волну.

Му-му Степан.

Но нет худа без добра.

Эта несчастная парочка попалась на глаза матросикам, что-то там делающим на корме.

Матросики прониклись рассказом… обозвали старпома падлюкой… и предложили Наташке сделку. Она продаст им Степана… нуу… за тридцать долларов. Они же обещают Степану весь пансион.

Долго Наталью уговаривать не пришлось.

И Степан попал в крепкий мужской коллектив.

Вечером в каюте матросов, а на этом пароходе матросы жили в двухместных каютах, состоялась пьянка.

Обмывали покупку.

Хотя… какая покупка… друг это, друг… понимаете?

Степан сидел за столом с мужиками.

Наравне.

Всё по настоящему… До тех пор, пока Степан не взялся за свои художества с какашками.

Степана отпорицали и выдворили из за стола… привязав под умывальником.

Кондиционер работал хорошо… в каютах легко держалась температура +18… но Степан ночью замёрз.

Перегрыз верёвку и залез под одеяло к новому корешу. Серёге.

Утром проснулись вместе.

Все в какашках.

Дружба окрепла и продолжилась.

Матросы научили Степана пить пиво и курить, он, кажется, научил их дрочить.

Единственное, чему он не смог их научить, так это художеству какашками по переборкам.

Интелехенты какие то попались, прости хосподи, а не матросы.

Что то им претило заниматься таким вот художествами.

Океанский переход. Матросов сняли с вахты. Обычный рабочий день.

Наши матросики пошли на работу… оставив Степана на хозяйстве. В каюте. Одного. Не привязанного.

Это они зря так сделали.

Придя на обед… они нашли каюту в полном разгроме.

Степан разбил всё, что мог разбить.

Порвал всё, что мог порвать.

Он выжрал зубную пасту.

Из открытого крана в умывальнике хлестала вода.

И граффити какашками. Везде.

Степана перевели жить на улицу. Возле шахты погрузки провизии. Боцман, скрепя сердце, выдал двухметровый кусок какого то сверхпрочного линя...

Степан сразу же взобрался на помещение аварийного-дизель генератора. Ну, что ж… сиди тут.

По какой то надобности я проходил мимо Степана..

А Степан… где то там надыбал кусок цепи, вооружился… и как охерачил меня сверху.

Я убежал, под торжествующий вопли победителя.

Степан лупил этой цепью сверху всех проходящих.

В конце концов… цепь отобрали, попутно набив Степану соску.

Стёпка начал кидаться какашками. Это было не так больно, как получить цепью… но обиднее.

Народ перестал ходить этим маршрутом. Степан сидел в одиночестве среди какашек и страдал. Его тянуло к людям.

Он перегрыз… этот жутко прочный линь и вырвался на свободу.

И первым делом отправился на мостик.

Папа офигел… и приказал немедленно изловить скотину и привязать. Надо сказать, что капитан сразу был не в восторге от нового члена экипажа, но вот… как то мягко он отнёсся, не проявил сразу крутой капитанский нрав.

Ловили Степана часа два. Степан был неуловим. Мы были ограничены в передвижениях, он — нет.

Новый хозяин Степана, Серёга, во время облавы споткнулся и носом врезался в пиллерс. Очень удачно. Разбитый нос, вскочивший синяк… всё залито кровью.

Наконец Степана таки загнали в кормовую троссовую и взяли в плен.

Посадили уже на цепь. Уже в другом месте. Совсем глухом. Без случайных прохожих.

Цепь была тяжёлая и гнула Степану шею.

Новый хозяин потрогал разбитый нос и отрёкся от Степана.

Степан стал сиротой.

Мы уже стояли на рейде Сингапура, ждали очереди на погрузку.

Вонь из закутка Степана становилась невыносимой.

Степан выл оттуда и требовал любви и жратвы.

Встал вопрос… что делать со Степаном?

На народном вече постановили - списать на берег.

Как только встанем к причалу.

Настал день… и мы пошли к причалу. Порт Пасир-Гуданг, Малайзия. Это с тыльной стороны Сингапура, недалеко от Сембаванга.

Порт как порт… но была у него одна особенность.На территории порта был мааахонький магазинчик дюти-фри. Очень мы любили в тот магазинчик заглядывать. На Чивасы всякие, да на Канадиан клабы денег не хватало… но вот Погончики (officer choiсe)… вполне себе были демократичными по цене.

Серёга засадил Степана в сумку и пошёл… типа в магазин. Недалеко от магазина, воровато оглядываясь… прячась за машинами… Серёга вытряхнул ошалевшего Степана из сумки… и пинком отправил в новую жизнь.

Мы стояли на атасе.

За такие фокусы… высадку животного на чужом берегу… можно схлопотать нехилый штраф. И даже арест судна.

Степан перспектив новой жизни не оценил… тут же вцепился в Серёгину ногу всеми четырьмя руками и хвостом… и заголосил.

Серёга шипел и пытался оторвать Степана от ноги...

Охранники неподалёку заинтересовались группкой иностранцев и двинулись к нам.Серёга с прилипшим Степаном проковылял за грузовик и продолжил акт разлуки.На этот раз удачнее… да и оплеуху зарядил посерьёзнее. Степан залез под грузовик… а мы быстро чухнули к магазину.

Из магазина возвращались через полчаса. Степан уже сидел на пальме и чем то кидался в окруживших дерево охранников.

Охранники на нас внимания не обратили.

Мы же пронеслись мимо на максимальной скорости, молясь, чтобы Степан нас не узнал и не увязался за нами.

Чем там дальше дело закончилось… я не знаю.

Но на обратном переходе на Индию Серёга тосковал.

Так вот и переехал индус Степан из Индии в Малайзию.

А судьба других скотин на пароходе… тоже оказалась нелёгкая… и где то даже трагичная.

127
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...