Аристодем - трус или как пережить позор в Спарте

Аристодем - трус или как пережить позор в Спарте

Древние греки: 300 спартанцев и один, кто выжил.

О спартанцах слышали все, и я сегодня не буду вам подробно рассказывать про Спарту, Фермопильское сражение и прочие героические моменты, пусть там и масса интересного, замечу лишь, что если вы смотрели фильм, то… то никакого отношения к истории этот комикс не имеет, хотя картинка, конечно, там красивая.

Я хочу рассказать вам эпизод, о котором мало кто знает и именно он показывает, как сильно эти люди отличались от нас и в своей психологии и в своей морали.

Если коротко, спартанцы относились ко всем другим грекам, как к изнеженным пидорам (не без основания), а те, в свою очередь, считали спартанцев злобными, наглухо отбитыми гопниками (не без основания). Жители Лаконии в меру своих сил кошмарили всех соседей, но, когда приходила беда со стороны — первыми выступали на защиту греческого мира.

Итак, очень коротко: в ответ на вторжение армии персов в 250 тысяч греки выставляют армию в 5 тысяч, зарубаются в Фермопильском сражении, в узком проходе сдерживая тьму неприятеля, на третий день их обходят с тыла, Леонид отсылает всех назад и с 300 спартанцами прикрывает их отход, после чего героически, порубив тысяч 40 персов и даже двух братьев Ксеркса, погибают.

Но не все, и вот это интересно.

Одного из 300 в самом начале боя Леонид отправляет гонцом в Фессалию. Гонец Пантит, узнав спустя несколько дней о участи своих соплеменников и понимая, что его ждет дома бесчестье, увы, вешается.

Двое других, получив ранения в самом начале зарубы, были отправлены в деревушку неподалеку и один из них, Еврит, узнав о грядущем окружении, требует подать доспехи, кое-как добредает до оставшихся спартанцев и там встречает свою смерть в числе прочих.

Единственный, кто остался в живых из 300, Аристодем, приходит в себя от ран, провалявшись в деревушке с неделю, и спустя некоторое время возвращается в Спарту. И тут начинается....

Называют нашего единственного выжившего не иначе, как Аристодем-трус, чморят всем городом и плюют на темечко, даже если он просто вышел за хлебом или вынести мусор. Ворота мажут говном, никто не разговаривает и даже домашние смотрят косо. Но наш мужичок оказался крепким, вешаться не стал и терпел все это удовольствие целый год, до самой битвы при Платеях, генеральном сражении против все тех же персов, где покинув строй, в одиночку, показал чудеса храбрости, жутко рубился и навалил вокруг себя горы неприятеля. Ему даже хотели награду дать, как самому отважному в сражении, но не дали, потому, что Аристодем трус и рубился не для чести, а чтобы позор смыть. Обидно как-то.

Мне еще, кстати, обидно и за двести феспийцев, что остались с спартанцами до конца, уходить отказались и полегли все до единого рядом, а про них постоянно забывают как-то. Несправедливо.

Ну и чтобы вы понимали еще о чести спартанцев, спустя шестьсот лет любой пацан в Спарте мог назвать поименно всех, кто погиб в Фермопилах. Всех! Спустя шестьсот лет.

Ну и то, что Аристодем — трус.

150
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...