О природе мироздания и причине происхождения жизни

О природе мироздания и причине происхождения жизни

Люди тысячелетиями искали смысл жизни и смогли его найти только в религии и в его божественном предназначении, обуславливающим соблюдать священные заветы. Научный подход, напротив, предлагает тривиальное решение, состоящее в необязательной случайности и преходящести жизни, освобождая нас тем самым от всяких моральных обязательств.

Как высказалась в 10 летнем возрасте аутист Соня Шаталова: «Наука – познание, основанное на сомнении». Высказать свои сомнения в части научных представлений о жизни и разуме решаются не многие учёные. А относительно основ мироздания и сомнений-то практически не осталось – и мы можем восхищаться всё новыми платьями, которые математики по столетним лекалам шьют своей «королеве Науке». Однако совершенно новые представления о сути явлений, побудили меня высказать некоторые научно-фантастические гипотезы, впрочем не более фантастические чем у учёных, что и предлагаю на суд читателей этой статьи.

1. Зачем могла бы быть создана жизнь?

Рассмотрим сначала религиозные концепции веры в божественное сотворение жизни. И сразу вопрос – а зачем её было сотворять? Что мешало Создателю наслаждаться вечной жизнью без того, чтобы создавать всяких букашек? Предположение о том, что ему просто стало скучно сразу отринем, потому что волюнтаризм не предполагает логического объяснения. Будем считать, что если что-то делается, то только вследствие необходимости это делать.

Домыслы теистов о том, что Создатель, тогда уж скорее Бог, мог бы вечно существовать в высших измерениях вне и над всякими вселенными тоже отринем, ибо тогда, во-первых, опять-таки нельзя объяснить необходимость создания им букашек и жизни, а во-вторых, существование «высших измерений» не подтверждается практикой наблюдений и основано лишь, увы, на сомнительно-гипотетическом отождествлении реальности и вымышленного абстрактно-математического пространства.

Выходит, что без сотворения жизни гипотетический Создатель не смог бы сам существовать. Есть веские основания полагать, что всякая возникшая вселенная неизбежно обречена на гибель. Об этом здесь в главе №9. И если бы Создатель мог это как-то пережить, то продолжил бы своё непрерывное существование в очередной вселенной – и тогда ему не было бы никакой необходимости озабочиваться созданием жизни. Но, поскольку жизнь явно есть, значит она является необходимым условием существования самого Создателя. Только не сейчас, а в некотором будущем. Ибо, если бы Создатель был «во всём могуществе» уже изначально с возникновения вселенной, то не было бы смысла в эволюции жизни – если уже есть оригинал, зачем пытаться повторять его с нуля?

2. О самозарождении жизни

Рассмотрим теперь материалистические концепции возникновения жизни. Они так или иначе основаны на вере в её самозарождение и дальнейшую эволюцию, ибо пока не существует научных доказательств о вообще возможности её самозарождения. Но учёные верят, что такие доказательства появятся в ходе дальнейшего научного прогресса. Либо уповают на неизбежное проявление синергетической самоорганизации диссипативных структур в неравновесных энергетических процессах согласно теории И. Р. Пригожина.

Например, при равномерном подогреве снизу жидкости, налитой тонким слоем, вывод энергии в окружающую среду происходит посредством теплопроводности.

Но при увеличении потока энергии возникают конвекционные процессы и в результате в жидкости образуется множество плоских шестиугольных ячеек (ячейки Бенара).
Жизнь, как предполагается, могла возникнуть в результате подобной самоорганизации, ибо ей как раз и свойственны наиболее эффективные механизмы рассеяния солнечной или химической энергии.

Научная генетическая теория полагает, что образ и все особенности организма определяются набором генов (в хромосомах), отвечающих за производство белков необходимых для развития и функционирования организмов. Один белок может кодироваться даже разными фрагментами ДНК, находящимися в геноме на большом расстоянии, продукты которых (РНК или полипептидные цепи) соединяются по мере созревания в один полипептид.

Предполагается, что новые гены получаются в результате случайных «точечных» мутаций, то есть поломок и неправильных репликаций генов. Ген, кодирующий белок, включает от десятков до тысяч пар нуклеотидов. Понятно, что для появления сколько-нибудь полезного для выживания признака необходима целая цепочка таких мутаций. Поэтому ясно, что получение в результате мутации нового полезного гена почти столь же маловероятно, как и вообще самозарождение. Тем не менее, отрицать этот механизм эволюции доказательных оснований нет.

Согласно науке, жизнь основана на работе генетического механизма (ГМ) осуществляемой рибосомами, предельно малая из которых должна состоять не менее чем из сотни (по последним данным 110-ти) белковых оснований, причём любые структурные или по составу изменения тут же делают её неработоспособной. Да и работать ГМ может только в ферментативной среде, которая существует лишь в живых клетках.
Но увы, шанс случайного синтеза такой рибосомы в нашей Галактике за всё время существования вселенной менее одного к единичке с 97‑ю нулями, если принять скорость спонтанных мутаций из-за фоновой радиации порядка 1‑2 акта в секунду в чашке Петри (экспериментальный факт).

3. О технологиях эволюции методом copy-paste

Заметим, вся практика получения новых видов связана с переносом новых генов от одних видов к другим (скрещивание), либо с включением в работу ранее «молчащих» генов. Именно такова природа «генного взрыва», когда в результате перетасовки генов в ДНК начинают работать молчащие гены, отчего и появляются новые виды.

Новый вид может получиться также, если в наследственную ДНК одного организма будет каким-либо образом вставлен ген принадлежащий другому организму, не важно, того же вида или совсем иного и даже животного он или растительного происхождения. Получить новый «разумный» текст, тасуя готовые уже слова и фразы, много вероятнее, чем если случайным образом менять в словах буквы.

А теперь обратим внимание на функциональную деятельность вирусов. Заметим, что в процессе репродуцирования вируса в заражённой им клетке, в вирусную ДНК могут встроиться гены из наследственной ДНК клетки-хозяина, а затем, после заражения этим вирусом новых особей, захваченные им гены могут встроиться в ДНК уже новых клеток. Собственная ДНК некоторых онковирусов даже как бы совпадает с клеточным геном обозначающим начало участка считывания генов в ДНК и, будучи встроена перед «молчащим» геном, приводит к его активации. Вирус в процессе эпидемии размножается, реплицируя также и захваченные им гены тем самым рассеивая их по всей популяции.

Вирусы и вирусоподобные частицы являются, кстати, основным инструментом при создании генно-модифицированных организмов. Логично предположить, что вирусы могут играть существенную роль в естественной эволюции и гораздо более продуктивную, чем пресловутые точечные мутации. Причём организм, как правило, вырабатывает иммунитет к тем вирусам, с которыми уже встречался, то есть имеющими тот же самый генетический набор, и вновь заражается, когда вирус модифицируется.
Биологи сейчас всё более активно изучают механизмы «горизонтального» переноса генов и даже отмечают признаки участия этого явления в эволюции. Смотрим рисунок:

При возрасте Земли 4,5 миллиарда лет (полмиллиарда лет пребывающей в разогретом состоянии несовместимом с биоструктурами), на ней уже 3,5 миллиарда лет назад развилась жизнь (водоросли, цианобактерии). Вроде бы слишком быстро для изобретения и отработки генетического механизма. Быстрые мутации моллюсков при экологических катастрофах (Аральское море) тоже вряд ли объяснимы случайными точечными мутациями. В общем, эволюцию организмов как бы удобнее всего объяснить именно актами копипасты (copy-paste) генов из общего банка.

4. В геноме «чертёжей» организма нет?

Но проблема ещё и в том, что информационная ёмкость ДНК, например изученных человеческих хромосом, составляет где-то около 700 мегабайт. Причём сам ген обычно занимает сотни и тысячи «бит», да ещё свыше 95% генов «мусорные» и не используемые. По оценкам исследователей во всём объёме генетической информации человеческого генома насчитывается 43162 полноценных гена, из которых 21306 кодируют белки и 21856 не кодируют. Этого вряд ли достаточно для описания строения и функционирования даже клеток, тем более органов и поведенческих инстинктов.

Некоторые учёные закономерно приходят к выводу, что реализация морфогенеза не определяется только функционированием генетического материала. Профессор биологии Майкл Левин сообщает, что геном головастиков Xenopus не кодирует жестко закрепленный набор инструкций для изменения различных органов во время метаморфозы от головастика до лягушки.

«Складывающаяся картина в этой области состоит в том, что анатомическое программное обеспечение имеет модульную структуру — ключевое свойство, которое компьютерные ученые используют в качестве подпрограмм и которое, скорее всего, в значительной степени способствует биологической эволюционируемости и эволюционной пластичности. Простое биоэлектрическое состояние, вызванное эндогенно во время развития или индуцированное экспериментатором, запускает очень сложные перераспределения морфогенов и каскады экспрессии генов, которые необходимы для построения различных анатомий.»

Уже давно существует концепция морфогенетических полей, которые и определяют строение и развитие организмов, в том числе, вероятно, влияя на включение или отключение генов в клетках разных органов и видов организмов.
Цитирую:

«Наиболее разработанные концепции эмбрионального поля принадлежат австрийскому биологу П. Вейсу и двум российским-советским ученым А.Г. Гурвичу и Н.К. Кольцову […] Согласно всем этим концепциям, поле развивается так же, как и зародыш. Первоначальное воздействие поля приводит к осуществлению какого-либо морфогенетического процесса (например, образованию определенной закладки), следствием чего становится изменение поля, а это, в свою очередь, приводит к дальнейшему формообразованию. Таким образом, по мере развития образуются все новые и новые поля, управляющие развитием различных структур (органов)»

Так в ходе эмбриогенеза реализуются строго упорядоченные морфогенетические процессы,

«и с очень высокой пространственной точностью формируется организм конкретного вида, обладающий определенной структурой и значительно более богатой информацией, чем генетическая информация зиготы.»

Клетка, взятая, например, из печени и пересаженная на роговицу глаза, в процессе метаболизма становится прозрачной и неотличимой от прочих клеток роговицы. Это значит, что теперь в ней задействовались иные гены и стали вырабатываться иные белки – те же, что у клеток окружения. Можно, конечно, предположить, что клетки просто обмениваются ферментами. Но вот академик В.Казначеев разделял культуры тканей кварцевыми и иными экранами. И в этом случае наблюдался эффект дистанционного поражения здоровых клеток от изолированных, но расположенных рядом с ними больных клеток.

В опытах (1923г.) А.Г.Гурвича и Г.М.Франка кончик корешка луковицы стимулировал рост рядом расположенного другого корешка (Франк определил, что это ультрафиолетовое излучение в диапазоне 190‑325 нм. Однако низкая интенсивность излучения и обилие засветки от внешних источников ставят вывод под сомнение). В совокупности эти факты свидетельствуют о возможном наличии механизма бесконтактного, полевого влияния на генетический аппарат клеток, коим определяется, делиться ли им и каким генам в их хромосомах работать, а каким нет.

И хотя многие характеристики фенотипа организма: цвет глаз, волос, группа крови и т.п., и даже склонность к поиску новизны и новых впечатлений (при генетически обусловленной пониженной чувствительности к дофамину белков-рецепторов), в том числе сила материнского инстинкта и степень агрессивности – связаны с его генотипом (в аспекте биохимии и гормонального баланса), цитирую:

«многие проблемы формообразования остаются нерешенными. Теория морфогенеза до сих пор отсутствует, и его движущие силы остаются нераскрытыми».

В связи с этим интересны опыты Вальтера Геринга с дрозофилами, из коих следует, что есть управляющие гены, которые запускают в работу подчинённые им гены.

Он разместил гены «eyeless», запускающие формирование глаз (его мутация (т.е. порча) вызывает безглазие мушек), в участках ДНК проявляющих активность при формировании специфичного участка развивающегося зародыша. Так ему удалось получить мушек, у которых наблюдалось развитие глаз на ноге, крыльях, антеннах (см рис.). Даже если вместо гена «eyeless» использовался ген «Small eye» мыши, глазки всё равно формировались, причём мушиные, а не мышиные.

Немалая, а может и бо́льшая, часть учёных считает, что эти эксперименты опровергают идею о неких биологических полях вне развивающейся системы и определяющих формообразовательные процессы. А следовательно эти процессы основываются исключительно на внутренних молекулярно-генетических событиях, в которых специфика формы обусловливается последовательностью тканеспецифических и органоспецифических синтезов. По их мнению, цитирую:

«… прообраз будущего организма складывается под влиянием продуктов генов материнского организма, передаваемых в яйцеклетку из материнских питающих клеток. Эти клетки как бы расположены на поверхности яйцеклетки неравномерно, и потому их продукты распределяются в ней по градиентам, создавая полярность будущего организма и «размечая» его головной и хвостовой концы. Эти продукты активируют собственные гены яйцеклетки и развивающегося зародыша в разных его отделах».

Если уж подходить логично, то согласно этой концепции на яйцеклетке где-то как-то должен быть загодя отображён образ потенциального индивида, а роль генов сводится к превалированию или подавлению проявления элементов уже заложенной в яйцеклетке формы. Но микроскопического гому́нкулуса в ней пока не обнаружено.

5. Физики не шутят: мозг и сознание формируются суперпозициями квантовых состояний

Но будущие организмы начинаются с акта деления клеток. А в этом клеточном процессе, как и вообще в структурной организации клеток, важнейшую роль играют особые органеллы «микротрубочки». Цитоскелет клетки, её структуру, определяют именно микротрубочки. Они же задействованы в механизмах ресничек и жгутиков движения одноклеточных. В процессе деления клетки именно они участвуют в растаскивании половинок хромосом и поровну прочего содержимого клетки.

И именно по ним осуществляется транспорт нужных белков.
А более крупные молекулы (груз) передаются вдоль микротрубочек «из рук в руки» посредством мостиков из ассоциированных на поверхности белков.

Поскольку цитоскелет клетки определяет её внутреннее устройство и форму, представляются интересными идеи Роджера Пенроуза (английский физик и математик, работающий в различных областях математики, общей теории относительности и квантовой теории, лауреат Нобелевской премии 2020 г. по физике) о возможном участии когерентных квантовых состояний микротрубочек в формировании и росте мозговых структур и даже составляющих основу сознательного понимания, изложенные им в главах 1 и 2.

Есть и другие попытки отыскать квантовые эффекты в мозговой деятельности, что можно только приветствовать. Что касаемо микротрубочек, то есть сообщения об обнаружении квантовых колебаний микротрубочек внутри нейронов головного мозга. Пенроуз в отмечает также, что замечено идентичное воздействие анестетиков, вызывающих как потерю сознания высших организмов, так и обездвижение ресничек одноклеточных парамеций и действие также на «амеб и даже на зеленых слизевиков», что не факт само собой односвязно, ибо, например, яд кураре вызывает мышечный паралич при полном сознании.

6. Учёным хотелось бы иметь более всеохватывающую теорию

В акте формирования возникает проблема перехода состояния квантовой суперпозиции в макроструктуру, который, согласно классической квантовой механике, происходит в акте измерения. При отсутствии экспериментатора нужен механизм «объективной редукции вектора состояния», которую Пенроуз обозначает аббревиатурой OR, и который /механизм/, по его мнению, должен быть в согласии с

«правильной квантовой теорией гравитации — ПКТГ, которую еще предстоит открыть!».

И он же:

«Можно ли ожидать, что нечто подобное /кардинальное переосмысление/ произойдет и с квантовой теорией? Думаю, что вероятность такого исхода крайне высока. […] представить себе сейчас умозрительно природу предстоящего изменения чрезвычайно трудно. Более того, оно несомненно будет выглядеть, как самый настоящий бред!»

Вполне оправдывая сии ожидания, далее в главе №8 попробуем рассмотреть некоторые подходы к этой ПКТГ.

Кстати, сказав «А», логично сказать и «Б». Если допускать участие квантовых механизмов в формировании структур мозга подобно, как замечает Пенроуз, формированию кристаллов, структуры которых

«одновременно «проверяются» в линейной суперпозиции (примерно так же, как это, вероятно, происходит в квантовом компьютере…»

то логично также допустить участие квантово-вычислительных суперпозиций и при морфогенезе (подобно кристаллам) вообще структур организмов.

7. Объяснение природы феноменов СТО

Получается, что затрагивая тему живого, мы из области химии переходим в область самой крутой физики, да и той, оказывается, не хватает. Поэтому продолжим. Начать придётся с пересмотра материалистических основ физики, точнее их отсутствия.

Отсутствовать материалистически выражаемые основания начали с момента признания как бы объективно существующего в реальном мироздании абстрактно-математического пространства Минковского и как бы физической реальности его кривизны в ОТО Эйнштейна. Признание наличия у света невообразимого свойства иметь одинаковую скорость относительно любой системы отсчёта математически может быть выражено мистическим свойством существования непреодолимой предельной скорости. Добавление пространству-времени ещё и кривизны, мистически связанной с массой, это уже всего лишь дело техники.

Провозглашённый Эйнштейном принцип относительности (ПО) очень красиво вписался в ряд как бы очевидных свойств мироздания наряду с однородностью и изотропностью, а заодно избавил от забот поиска физической причины феномена ПСС. Физика стала разделом математики, феноменологически описывая соотношения между как бы и не нуждающимся в физическом содержании сущностями.

В результате бессмысленно стало спрашивать что есть масса и почему она эквивалентна энергии, что есть электрические заряд, поле и пр. В принципе эти и другие параметры могли бы быть взаимосогласованными свойствами некоей единой сущности, но теперь её самоё отторгли из картины мироздания, в результате чего эти свойства сами стали выступать как бы разнокачественными материальными сущностями. Например, электромагнитное поле. Размашисто воспользовавшись бритвой Оккама, Эйнштейн отсёк как раз то единственное, что могло бы сдерживать фантазии математиков.

Имеется в виду конечно эфир, который тогда все, и Лоренц, и Пуанкаре в том числе, представляли себе как некую среду в которой СУЩЕСТВУЮТ и распространяются физические поля наряду с КАЧЕСТВЕННО ОТЛИЧНЫМИ от этой эфирной среды вещественными частицами материи.

И такого эфира, как показал опыт Майкельсона-Морли, действительно не существует. То есть не существуют отдельно вещественные частицы, и отдельно среда передачи полевых взаимодействий между ними. Наверное любые теории, в которых вещественные частицы являются самостоятельными сущностями, а не изменёнными параметрами (т.е. свойствами) среды распространения полей, не согласуются с теорией относительности.

Но в то же время физики признают существование некоего «физического вакуума» (ФВ), который может даже порождать частицы. Правда избегают конкретного обсуждения, где оный находится и почему его нужно считать покоящимся именно в любой лабораторной СО, а не где-то конкретно во вселенной. А строго говоря, ФВ не может существовать по той же причине, что и пресловутый эфир.

Однако эти опасения совершенно излишни, если согласиться с очевидным фактом, что именно физические поля побуждают к движению и определяют местоположение в пространстве вещественных частиц и их компонентов. Ну не вследствие же своей «свободы воли» они перемещаются? И тогда легко и понятно объясняются все феномены теории относительности, даже если этот физический вакуум непрерывно заполняет всю вселенную, притом нисколько не конфликтуя с опытом Майкельсона. Всё математически, и весьма доступно, обосновано в главе 4. Из статьи ясно, чем обусловлено лоренцево сокращение и почему масса – это мера энергии сжатия субстанции физического вакуума, из чего и выводятся E=Mc² и релятивистские уравнения динамики.

Зато постулат ПСС становится совершенно не нужным. Скорость света перестаёт быть мировой константой и обретает понятный физический смысл скорости передачи взаимодействий в конкретной области физического вакуума. Принцип относительности оказывается не первопричиной феноменов, а их следствием. А согласно преобразованиям Лоренца (ПЛ, выведенным, причём очень просто, принцип относительности выполняется автоматически в любых ИСО. Причём вывод, например, релятивистских формул аберрации и доплеровского сдвига элементарно выполняется вообще без обращения к ПЛ (смотри главу 6).

Опровергнуть изложенное в главе 4 не получится, можно только не согласиться и, что наиболее ожидаемо, проигнорировать. Типичное рассуждение – мол зачем отказываться от пространства Минковского, если расчётные результаты обеих моделей совпадают? Просто мол одни и те же феномены допускают двоякое эквивалентное описание – и как в абстрактном математическом 4‑х мерном пространстве (что позволяет применять мощный формальный матаппарат), и как в физическом 3‑х мерном плюс время.

Резонно вспомнить, что птолемевская система более 1000 лет тоже неплохо обсчитывала движение светил – только не объясняла с чего это им свойственны некие эпициклы и пр. Приведу цитату:

В статье «Что такое «понимание» в теоретической физике?», ссылаясь на пример теории Птолемея с ее высокой «предсказательной ценностью» Гейзенберг подчеркивал, что несмотря на это, «большинство физиков согласятся, что лишь после Ньютона удалось добиться «реального понимания» динамики движения планет». «Мы поняли некоторую группу явлений, если мы нашли корректные понятия (concepts) для описания этих явлений».

Обратим внимание, что после трактата Коперника ещё можно было считать геоцентристскую и гелиоцентристскую равноправными расчётными схемами (во избежание конфликтов с церковью и будучи сам католиком, Коперник именно так и позиционировал свою теорию). А вот Ньютон, показав причину орбитального движения планет, уже не оставил места для разнотолков.

Так и здесь – прибегая к пространству Минковского, мы лишаемся возможности узнать чем вызвано лоренцево сокращение и прочие феномены СТО, ибо априори соглашаемся признавать некие мистические свойства пространства-времени. А вот в главе 4 очень доходчиво объясняются сами причины релятивизма.

Но нельзя же теперь, зная, что все взаимодействия осуществляются непосредственно физическими полями, как вне, так и внутри частиц, что любая энергия – это всегда энергия сжатия среды ФВ, так и продолжать считать, что сиё не затрагивает фундаментальных положений в других разделах физики.

8. О природе вещественных частиц

Из факта, что процессы и внутри микрочастиц подчиняются принципам СТО и из свойств физических полей, следует, что элементарные частицы должны быть особым состоянием субстанции ФВ, а сама она должна быть твёрдой и упругой, естественно, до некоторого предела. (Отказываться от возможности распространения поперечных волн, полагаю, было бы опрометчиво. К тому же, в жидкой или газообразной среде лоренцево сокращение вряд ли возможно).

Но частицы не могут протискиваться через твёрдую среду, а значит, перемещаясь, они исчезают там где были, и создаются заново в месте, где управляющие их движением поля создают достаточные напряжения в субстанции ФВ. Причём инициатива перемещения принадлежит полям. Это значит, что поля, внешние относительно частицы, вступают во взаимодействие с прочими окружающими физическими полями, а их суперпозиция определяет очередное место локализации частицы.

Процесс перемещения частиц аналогичен «движению» автомобиля в приведенной техноинсталляции, где все точки субстанции ФВ в конечном итоге остаются на своих исходных местах.

Гипотеза о возникновении вещественных частиц и о природе их свойств, осуществимых в среде ФВ именно в 3‑х мерном физическом пространстве, изложена, по возможности логично. Не стану настаивать на априори истинности всех концепций в упомянутой статье. Положения гипотезы вполне можно опровергнуть, но только конкретными расчётами кулоновских сил, гравитации и прочего для данной модели. А у официальной науки пока вообще нет представления о физической сути электрических зарядов, магнитных полей и ещё много чего, что не доказывает истинность данной предлагаемой гипотезы твёрдого физического вакуума (ТФВ), но и не является её опровержением.

Принято считать, что источником физических полей как раз и являются частицы. По гипотезе ТФВ наоборот. Вначале были поля, которые привели к возникновению микрочастицы. Например, в результате суперпозиции высокоэнергетическихх полей, может быть превышен предел «механической» прочности ФВ, в результате чего материя его субстанции неким образом коллапсирует, образуя устойчивую корпускулярную дислокацию сохраняющую как бы «вмороженную» в себя конфигурацию внешних полей, приведших к её появлению. Причём форморазмеры корпускулы и величина этих полей на её границах имеют взаимосвязанные фиксированные конкретно-константные (квантованные) значения, определяемые свойствами субстанции ФВ.

При столкновениях и прочих взаимодействиях частиц образуется общая конфигурация физических полей не зависящая уже от природы инициаторов, которая затем релаксирует в формате какого-нибудь нового набора частиц, у которых сумма квантованных величин вмороженных в них полей максимально исчерпывает суммарные значения полей возбуждённой неустойчивой конфигурации. А излишки выражаются в кинетической энергии частиц и частью уносятся в виде фотонов и нейтрино.

Главная идея гипотезы ТФВ в том, что для стабильности частиц необходимо внешнее давление в субстанции ФВ, которое удерживает корпускулу в коллапсированном состоянии. Уменьшение, в акте коллапса, сопротивляемости корпускулы внешнему давлению вызывает снижение вблизи неё давления ФВ до уровня необходимого для фиксации корпускулы. А степень сжатия (и его энергия) при коллапсе субстанции ФВ определяет массу корпускулы. Если сблизить две и более корпускулы, то частицы начнут «притягиваться» друг к другу приталкиваемые действием более высокого давления в окружающей их области ФВ. Именно так гипотеза ТФВ объясняет природу гравитации, и в ней инерционная и гравитационная массы одинаковы по природе и эквивалентны. В то же время, энергия давления во всей массе ФВ, заполняющего вселенную, должна приводить к её расширению, что, видимо, и проявляется как "тёмная энергия".

Согласно гипотезе, по мере расширения вселенной и тенденции уменьшения в ней сжатия среды ФВ, сверхсжатая субстанция ФВ – заключённая в чёрных дырах образовавшихся на начальной фазе эволюции вселенной и ставших центрами галактик – переходит в упругое пространственное состояние, поддерживая тем самым постоянство давления в субстанции ФВ и следовательно неизменность мировых констант.

Поскольку и само формирование частиц, и значения полей на их границах, определяются одной и той же величиной давления в субстанции ФВ, то появляется теоретическая возможность выявления взаимозависимости гравитационных и других свойств физических полей и частиц. Можно предположить, что примерно это имел в виду Пенроуз, говоря о правильной теории квантовой гравитации, «которую еще предстоит открыть!».

Изменение давления в ФВ вблизи вещественных масс должно бы приводить и к изменению там, например, скорости света, что сказалось бы на скорости протекания физических процессов и т.д. Позволю себе предположить, что теории гравитации основанные на неизменности мировых констант скорее всего ошибочны.

9. Каким, вероятнее всего, будет конец света

В концепции гипотезы ТФВ, значения мировых констант в конкретной точке пространства должны зависеть от давления в субстанции ФВ определяющего гравитацию. По мере расширения вселенной ожидаемо снижение давления в заполняющей её субстанции ФВ и изменение мировых констант. И в некоторый момент давление станет недостаточным для удержания частиц в коллапсированном состоянии и тогда они «распрямятся» в упругое пространственное состояние ФВ, что приведёт к исчезновению вообще вещества (и жизни) во вселенной – и когда-то сиё непременно произойдёт. Причины наблюдаемой сейчас стабильности мировых констант указаны выше в главе 8.

10. О сути волновой функции, её коллапсе и о «стреле времени»

Было показано, что движение частиц определяется взаимодействием полей, и что частицы воссоздаются в месте и образе, сформированном конфигурацией полей как результата этого взаимодействия. Поэтому естественно ожидать, что волновой фурье-образ частицы, как она представляется в квантовой механике, вполне статистически адекватно описывает фазовые координаты её возможной локализации. Наиболее отвечающей данной концепции является теория «волны пилота» де Бройля – Бома.

Согласно ей, в опыте с двумя щелями, фурье-образ как бы проходит одновременно через обе щели, как то же и так же выполнили бы и реальные физические поля, ведущие частицу. То есть реально и должна получаться интерференционная картинка, но не вследствие мистического корпускулярно-волнового дуализма, а потому что все взаимодействия передаются волнами полей в ФВ, определяющих место частиц.

Когда у ведомой полями частицы появляется возможность воплощения в конкретном месте ФВ, значения полей у её границ принимают дискретные квантованные значения. А её движение далее будет определяться этим остатком напряжений полей в суперпозиции с другими полями, тоже изменившимся в этом акте, осуществляя как бы квантовые вычисления «выбирая» дальнейшую траекторию. Коллапс волновой Ψ‑функции – это, конечно, чисто условный акт, так как пси‑функция является не физическим объектом, а лишь приближенной математической абстракцией, не эквивалентной всему глобальному сущему, и потому не имеющей никакого отношения к котам в ящиках по соседству.

Пенроуз указывает, что уравнение Шрёдингера описывает конечный фурье-образ результата в точных амплитудах и

«эволюция [образа] происходит в соответствии с унитарной эволюционной процедурой U (уравнение Шредингера), но в некоторые моменты времени, когда предполагается, что происходит «наблюдение» (или «измерение»), применяется R‑процедура и вектор состояния скачком переходит в другой вектор состояния…»

так что реальное местоположение частицы оказывается всего лишь вероятностным. Далее он заключает

«Поэтому я считаю совершенно очевидным, что R‑процедура не может быть симметрична во времени (и, между прочим, вследствие этого не выводима из симметричной во времени процедуры U)»

Об этом же у Ландау и Лифшица:

«Основные уравнения квантовой механики сами по себе обладают симметрией по отношению к изменению знака времени; в этом отношении квантовая механика не отличается от классической. Необратимость же процесса измерения вносит в квантовые явления физическую неэквивалентность обоих направлений времени, т. е. приводит к появлению различия между будущим и прошедшим».

По мнению И.Р.Пригожина, парадокс, состоит в том, что обратимое уравнение Шредингера может быть проверено лишь с помощью необратимых измерений, которые это уравнение, по определению, не может описывать. Отсюда он делает вывод, что квантовая механика не может быть замкнутой теорией. По Пригожину, фундаментальную роль в современной физике (и не только в квантовой механике) играет понятие «стрела времени» и, следовательно, необратимые процессы.

Исходя из гипотезы ТФВ, нарушение временно̀й симметрии происходит в момент коллапса полевой структуры в состояние частицы или в новое энергетическое состояние системы. Откат во времени всех полевых конфигураций в состояние момента коллапса, не сможет привести к восстановлению статус-кво, так как будет соответствовать состоянию после коллапса. А ведь нужно бы ещё извлечь из массы частицы (системы) энергию, чтобы ею увеличить обратно давление в субстанции ФВ, как раз и вызвавшее коллапс, что явно не в компетенции квантовой механики.

Таким образом, даже располагая точными координатами и импульсами всех частиц системы (вселенной), не получится предсказать её будущее или прошлое состояние, ибо определяется оно параметрами и полей, а не только частиц – причём каждая редукция непрерывных состояний полей в дискретный формат состояния системы частиц небратимо изменяет конфигурацию ведущих полей.
Из этого по меньшей мере следует, что квантовая механика не является основой мироздания, а суть лишь математический способ представления системы в виде образа квантового состояния для статистического описания волновых взаимодействий возможных реальных полей и т.п.

11. О структуре физического вакуума и его вибрациях

Итак, движение вещественной ипостаси мироздания, как особого состояния первоматерии ФВ, полностью определяется конфигурацией и динамикой физических полей в твёрдом и упругом «кристалле» физического вакуума. Учитывая сложность и многообразие свойств элементарных частиц, логично предположить, что кристалл ФВ характеризуется сложностью симметрии силовых связей. И, пожалуй, не более того про него пока и можно сказать. Примерный масштаб микроструктуры кристалла ФВ можно бы выяснить, определив скорость вещественных частиц при которой начали бы проявляться отклонения от значений соответственных формулам СТО. Кто бы из современных ньютонов взялся за распутывание узлов сплетения струн материи ФВ?

Поскольку следует рассмотреть все виды движения и формообразований, которые осуществимы в среде 3‑х мерного твёрдого ФВ, то нельзя исключить, что в самой кристаллической решётке ФВ могут существовать различные моды колебаний. Природа колебаний собственно «решётки кристалла» ФВ, полагаю, качественно отличается от квантовых состояний связанных с веществом. Последние являются массовым волновым процессом вовлекающим множество «кристалло-ячеек» безразлично к их структуре и описывают перераспределение энергии сжатия ФВ для системы частиц поверх всяких вибраций.

Колебательные процессы вообще в бездиссипативных кристаллах могут существовать вечно, могут резонировать (т.е. усиливаться при резонансе) и образовывать сложные конфигурации со множеством степеней свободы, представляя как бы многомерные (в математических формулах) многообразия, вступающие во взаимодействия друг с другом и следующие по неким закономерным траекториям. На рисунке показаны моды колебаний 2‑х мерной плоскости. В 3‑х мерном реале формы «фигур Хладни» могут быть гораздо замысловатее.

В образовании фигур существенную роль играют размер и форма резонатора. В реале таким резонатором возможно могут быть вещественные структуры.
Резонно далее предположить, что какие-то моды колебаний могут играть роль образца, создавая конфигурации перераспределения среднего уровня давления ФВ (своего рода стоячие волны) выстраивающие реальные физические поля управляющие движением вещественных частиц. Процесс может быть селективным и взаимоактивным, так что моды колебаний сами подстроятся соответственно вещественной конфигурации и далее смогут более определённо и конкретно способствовать формированию именно таких же вещественных конструкций. А вследствие, быть может даже случайно возникшего частичного резонанса, их действие сможет усиливаться и проявляться даже удалённо, приводя к дублированию вещественных структур и поддержанию именно таких мод.

12. Где и как могут храниться «чертежи»?

И если уж требуется докапываться до сути морфогенеза, то совершенно невозможно отказаться от научного метода, в ряд инструментов которого входит и необходимость выдвигать гипотезы, которые естественно требуют теоретического обоснования и экспериментальной проверки. Р.Пенроуз, о формировании мозга:

«Здесь я наберусь смелости и выскажу предположение о том, что этот рост или сокращение теоретически могут подчиняться принципам наподобие тех, которые управляют квазикристаллическим ростом. При этом «тестируется» не одно из возможных альтернативных расположений, а сложная линейная суперпозиция большого числа таких расположений»


Вообще-то, если некие «чудеса» творятся в мозгах, то аналогичное должно бы происходить и в клетках других органов – там те же микротрубочки и их квантовые состояния. Отметим, что кристаллическое действо всегда приводит к одному и тому же в немногом числе вариантов, а квазикристаллические, подобно росту морозных узоров на окне, как бы никогда не повторяются. В актах же морфогенеза мы видим чёткое повторение весьма сложных конструкций.

В главе 7 и главе 8 было обосновано, что первопричиной движения и самого существования вещества является изменение конфигурации полей в объёме вселенского ФВ. Соответственно, движение живой материи тоже определяется физическими полями. Это значит, что любой конфигурации молекулярной структуры соответствуют определённые устойчивые конфигурации полей, которые перемещаются под влиянием вероятно более общих полей. В главе 11 было показано, как, предположительно, могли бы создаваться эти устойчивые конфигурации полей с участием мод вибраций кристаллической субстанции ФВ, как они могли бы дублироваться и оказывать влияние на вещественные частицы.

В эзотерических источниках как раз высотой «тона вибраций» и их концентрацией по сродству в «эгрегорах» с последующим влиянием на психику, как правило, и объясняются мистические явления. Но в эзотерике паранормальные явления обычно объясняются действием сущностей и сил, которых, в понятиях современной науки, просто быть не может. Там совсем другой мир и вымышленная «другая реальность». Разумеется ничего подобного наука не наблюдает и изучать пока не собирается.

Из эзотерики я воспользуюсь только термином "эгрегор" для обозначения некоей достаточно устойчивой конфигурации полевых структур. Резонно предположить, что облик, фенотип организмов, во многом определяется конфигурацией полей, которая характеризует данный вид организмов и проявляется как морфогенетические поля в процессе формирования организмов, о чём было в главе 4.

Конфигурация полей эгрегора как бы представляет собой информационный образ биообъекта, запечатлённый в ФВ как носителе информации. Его метафизическая суть высказана в главе 16. Резонно также предположить, что аналогично наборам генов распределённых по всей биосфере, существует и банк элементов образов, которыми могут оперировать эгрегоры в комплексе с генотипом. И, скажем так, «главный ген» возможно лишь приводит к активаци эгрегора, который и исполняет алгоритм формирования органа.

Образы вероятно могут даже копироваться и зеркалироваться. Клетки же делятся! Если создать поблизости от некоего образа аналогичный, но зеркальный, то сиё возможно уменьшит объёмные напряжения среде ФВ за пределами их совместной локализации, что может быть энергетически выгодно. Симметрия вообще свойственна организмам. И мы иногда наблюдаем даже рождение зеркальных близнецов. Эгрегоры, как полевые структуры, могут, вероятно, вступать в «квантовые» суперпозиции, служа образцом для новых модификаций органов.

Сила влияния эгрегора на отдельные аспекты (моды) строения организма и его органов возможно зависит от частоты употребительности фрагментов фенотипа у всех о́собей вида, а быть может даже и от коллективно испытываемых эмоций по поводу желаемого вида или способа использования некоторых органов. Эгрегор несомненно обеспечивает более гибкое и динамичное приспособление к изменяющимся условиям среды всей популяции, чем единичные «слепые» случайные мутации у одной особи. Естественный отбор тогда может проявляться не только через генотип, но и через эгрегор, приглушая неудачные «моды» (ставшие рудиментарными) вследствие вымирания носителей этих, прежде казавшихся полезными, свойств.

13. Информационные технологии Dataflow в эволюции

Отмечая явление ароморфоза (см главу 3) и роль главных генов (см главу 4), логично предположить, что хотя их присутствие и важно для запуска формирования органов, но раз в генах и клетках нет должной информации, то она, видимо, находится в эгрегорах, кои можно рассматривать как программные модули обработки данных, представленных организмами и биоструктурами, строение и состав которых описываются на едином для всех принципе организации согласно генетическому коду. По мере развития и возникновения новых органов подключаются и адекватные эгрегоры, либо начинается эволюционный процесс их создания (изобретение).

Роль записи и хранения данных в «памяти компьютера» выполняет вещественное представление (создание и существование) биоформ в реальном мире.

Для примера показан жизненный цикл клетки (см рис). Клетки в организме совершают не более 50 делений. Некоторые клетки живут столько же, сколько весь организм, другие быстро отмирают и заменяются такими же из стволовых клеток.

Смена циклов определяется появлением специфических «данных» – белков циклинов. Продолжать или нет деление клеток в каждом органе определяется также уровнем гормона роста.
Фактически мы наблюдаем кибернетическую систему обработки с управлением по данным, которая может обойтись без центрального ведущего процесса, требующего раз и навсегда запрограммированного алгоритма.
То есть эволюция живого не основывается на исполнении главной ведущей программы, которую в таком случае следовало бы назвать «Вседержителем» или «Богом» и которая планомерно вела бы процесс к заранее известной цели

Зато есть технологии повышения интеллектуальности алгоритмов (см далее в главе.15), в итоге способствующие появлению Разума. Технологии формирования эгрегоров (технологии эволюции), приводят к перегруппировке и интеграции данных (биоструктур и организмов) в реале. Затем органы и организмы пропускаются через фильтр естественного отбора, определяя тем самым направление и прогресс эволюции живого, как в части совершенствования биоструктур и облика, так и в части приспособительного поведения.

В результате совокупного действия всех факторов при формировании клеточных структур получаем результат, например, как на этих фото.

При том, что отличия геномов (в кодирующей части) обеих красавиц менее 1%.
Наличие нового данного в виде свадебной раскраски у первой предполагает начало нового цикла.

14. Опыт ИТ эволюции жизни «в жизнь»

Поскольку эволюция «выбрала» технологию управления по данным, целесообразно ею заинтересоваться и разработчикам информационных технологий (ИТ). Сейчас последовательность и зависимость процессов обработки всех данных задачи описываются в центральной ведущей программе и, при появлении данных нового вида, в ней необходимо предусмотреть и запуск алгоритма их генерации, и организовать момент и способ их использования (рандеву) с другими программами. Но для этого надо ещё суметь выяснить структуры данных у их владельца. А если ранее независимые данные, по логике развития интеграции, начнут пересекаться, то потребуется разработка нового, более всеохватывающего, ведущего процесса.

Поэтому всё больше сил и средств требуется только для поддержания систем в работоспособном состоянии, которые становятся всё более монопольными и всё менее обозримыми. Новые алгоритмы обработки часто просто накладываются поверх старых, частью переделывая ими сделанное, но не устраняя лишнюю работу.
Управление по данным могло бы полностью разрешить все эти проблемы, притом распараллелив и ускорив обработку данных в сотни раз. К тому же, оно навсегда избавило бы компьютеры от присутствия монструозных операционных систем и ликвидировало монополию разработки почти любых приложений и систем. Последнее, увы, может оказаться неприемлемым для «Вседержителей» в сфере ИТ.
Но если «вдруг», то для этого, как минимум, нужно:

  • установить, подобно единому генетическому коду, единую структуру иерархически распределённых баз данных (БД);
  • описывать назначение каждого данного в рамках той же структуры и в тех же БД;
  • обеспечить потоковые вычисления выходных данных по мере появления исходных где бы то ни было в сети распределённой БД и при наличии должной ситуации (это тоже исходное данное).

Как всё это можно сделать прямо сегодня, хотя следовало бы «вчера».
Сразу предупрежу, что тут не раскрыты ещё принципы архитектуры единой БД – но что сделал один, могут сделать и другие множеством, увы, (а вот этого стандартизацией как раз и следует избежать) способов. Технически эта проблема решается разработкой унифицированных гаджетов.

15. О единстве информационых технологий эволюции

Однако, ведь не только морфогенез не объясняется содержанием генетической информации. Мотивы инстинктивного поведения тоже вряд ли отыщутся в составе генов половых клеток. Сомнительно, что признаки разумного инстинктивного поведения, например, у коллективных организмов (пчёлы, термиты и пр.), получится свести к «гомункулусу» в зародышевых клетках. Эти соображения опять-таки возвращают нас к концепции морфогенетических полей, и не только. Сочетание инстинктивных поведенческих актов животных, как и сочетание свойств и функций клеток и органов в их организмах, можно предположить, определяется эгрегорами.

Нравственное поведение легко объяснить концепцией «разумного эгоизма»: заботясь о коллегах, можно ожидать и от них помощи. Но и одноклеточные, образовывая колонию получают некое «удовольствие» от склеивания с себе подобными, как бы от захвата добычи, а укрупняясь, сами становятся более трудной добычей.
Или инстинкт подражания, когда перенимая стиль успешного образца, рассчитывают перенаправить на себя часть «профита», который получает «эталон». Но и в природе на уровне организмов мы обнаруживаем явление мимикрии.
Логично пристроится к вожаку или лидеру дабы поиметь свою долю удовольствий под эгидой авторитета идола (кстати, религии в тренде). Но это логика паразитического инстинкта. Начинается с обоюдной пользы в рамках симбиоза, а паразитами становятся, когда частью атрофируются жизненно важные органы.

В социуме, приближенные к элите и оказывающие ей услуги составляют её «свиту», распространяющуюся поэтапно сверху вниз до каждого. Поэтому попыткам упразднить элиту окажут сопротивление все слои социума, если не будет предложена более удовлетворительная основа благосостояния.
Паразиты, как известно, даже модифицируют поведение своих хозяев в своих интересах. Либо с помощью феромонов, как жучки ломехузы в муравейнике, либо идеологически, когда паразитировать начинает элита и приближенная часть свиты.

Подобно жучкам, меняющим в муравейнике схему распределения пищи, элита устанавливает производственные отношения гарантирующие властной элите продолжение её благополучия, поддерживая механизмы её самовоспроизведения и властного влияния – приспособительно к любым производительным силам, которые всегда всего лишь фон или инструмент (при возможности использования) на сцене развития сюжета главными актёрами (элитами).

Прослеживаемая аналогия в технологиях формирования организмов и поведении сообществ заставляет предположить наличие универсальных и логичных технологий развития, которые проявляются адекватно достигнутому уже уровню сложности. Характеризуются они случайностью (или свободой воли) в выборе критерия структурного или функционального разделения на разные объекты прежде единого. А затем методом естественного (или разумного) отбора, в зависимости от условий (или целей) в среде существования, формируются устойчивые отношения взаимодействия между новыми сущностями. То есть в диалектическом развитии всегда присутствует три фактора – пара как бы «противоположностей» (по критерию различия) и нечто общее (их объединяющее в новом сочетании). Соответствующий новый интегрированный эгрегор (или идеология, либо вера) поддерживает воспроизводимость и устойчивость новых сочетаний объектов.

Развитие идёт и в направлении дифференциации и специализации, и в направлении интеграции. Ну да, «единство и борьба противоположностей». В наиболее явной форме мы можем наблюдать диалектику у себя в процессах осознания и мышления – да, те же изначальные технологии, но на осознаваемом ментальном уровне. Отсюда они и экспортированы Гегелем в его Мировой дух и диалектику развития. Эти технологии прогресса не только обеспечивают биологическую эволюцию, но и на ментальном уровне, вероятно, побуждают к творческой деятельности. Успешность применения технологии поощряется чувством удовольствия. Например, умственное предвидение дальнейшего развития мелодии и подкрепление этого де-факто через слух – возможно составляет суть наслаждения музыкой.

16. Реальное воплощение идеального

В природе существует такое явление, как структура, конфигурация, имеющие смысл и значение, только если использовать их информационную суть. И только в информационном аспекте отличия структур вообще играют роль, а в данном контексте наиболее значительную в части образцов вещественных структур. Таким образом мироздание потенциально имеет двойственную природу: материальный мир и мир идей, образов, выражающийся в структурах. Это как чернильные кляксы и разводы, либо письмена на бумаге – последние отличаются от разводов только для умеющего читать.

Никакого дуализма нет в реальности, если возникающие структуры случайны и безразличны к своему образованию и существованию. Тогда в мире просто будут предсказуемо появляться различные объекты пропорционально вероятности их образования и столь же закономерно и предсказуемо исчезать, трансформироваться, по мере исчерпания поддерживающих ресурсов. Материальная природа едина во всех аспектах своего существования.

Таким образом, диалектического материализма с его как бы борьбой противоположностей, как законов развития материи, быть не может – тут только механицизм и статистика. Можно легко показать, что как бы проявления диалектики в материальном мире всегда связаны с оценкой и суждением субъекта и с его приписыванием объектам «качеств» в субъективной системе понятий.

И только когда информационные структуры получают возможность выбора направления своего движения или изменения, то есть инициативу и волю, тогда мир идей обособляется от материального мира. Когда эгрегор может инициировать созидание вопреки материалистической невероятности, мироздание становится дуальным, диалектичным и непредсказуемым, ибо самоорганизация структур перестаёт быть случайной.

Можно предположить, что некоторые (био)структуры подстраиваются по сродству резонанса некоей совокупности мод вибраций из общедоступного набора, создавая спектр «психофизической оболочки», коей самосознающая личность идентифицирует своё «Я».

Осознание реальности выражается в понятиях, включая осмысление себя, как понимание наличия понимания, а понимание и предвидение (в воображении как «второй» реальности) результата действий, заставляет нас проявлять свободу воли в своих действиях. Осмысление – это информационное кодирование понятия на материальном носителе. В самой технологии кодирования, как и в физическом представлении кодов, никакой диалектики нет. Физически текст «ДА» и текст «НЕТ» одинаковы по природе и не антагонистичны. А вот в мире понятий диалектика есть. Потому есть, что только понятия могут возникать из «ничего», могут взаимно противоречить и исключать друг друга, и делают это по мере развития.

Пенроуз делится впечатлением:

«Лично мне представляется, что всякий раз, когда ум постигает математическую идею, он вступает в контакт с миром математических понятий Платона. (Вспомним, что, по Платону, математические идеи имеют собственное бытие и населяют некий идеальный мир…)»

В свете вышеизложенного, ментальное действительно обретается в мире информационных образов отличных от объектов вещественной реальности.

Нейроны мозга, можно предположить, взаимодействуют на информационном уровне вибраций (да хотя бы и в микротрубочках) с информационными компонентами спектра личности эгрегора, где создаётся эмоциональная оценка с точки зрения его информационного «Я», которая является основанием для свободного выбора, прогнозируемые результаты которого тоже эмоционально оцениваются на том же уровне информационных мод. Свободный выбор может быть только на уровне первопричины, т.е выражен в полевом воздействии.

А вот электромеханические машины вряд ли могут иметь свободу воли, потому что их движение подчиняется железно детерминированным законам, через которые нельзя получить доступ к манипуляции полями непосредственно осуществляющими движение. Т.е. поля будут участвовать, но только в рамках дозволенных механикой «железа», как в машине Тьюринга. И хотя свободу воли можно имитировать датчиком случайных чисел, такие машины априори лишены всякого сознания.

17. «Есть многое в природе, друг Горацио …»

Если начать с себя (с гомо сапиенс), то утверждать, что самосознательная личность – только продукт деятельности личного мозга, сейчас уже нельзя, так как это противоречит достоверным случаям так называемой «реинкарнации».

Имеются в виду случаи, когда после беспамятства вызванного тяжёлой болезнью или травмой, или во время сеанса гипноза, часто в детстве ввиду ещё неполного формирования собственной личности, или даже иногда как бы без видимых причин, кто-то вдруг осознаёт себя другим человеком, жившим в прошлые времена, и указывает не только обстоятельства смерти, фамилии тогдашних друзей и родственников, но и разговаривать иногда начинает на неизвестном ему прежде языке национальности этого человека. Сюда же надо отнести и те случаи, когда физическим телом человека поочерёдно владеют две или больше личностей, хотя информация о таких фактах расщепления сознания приводится в психиатрических, а не в уфологических или эзотерических источниках.

Можно попытаться выстроить схему соотношений элементов сознания с предполагаемыми свойствами эгрегоров, которая хоть как-то бы объясняла подобные аномальные явления. Аномальные они потому, что их проявление не является обязательным при функционировании механизмов сознания, и проявляются они, как и следует из анамнеза, как раз при поломках этих механизмов. И, кстати, не удивительно, что выстроенная схема, внешне только конечно, очень похожа на давно устоявшиеся представления эзотериков.

Вышеозначенные явления связаны скорее всего не с «прошлой жизнью» конкретного индивида, как принято считать у эзотериков, а с «подселением» в его, ослабленную теми или иными стрессовыми воздействиями, «психофизическую оболочку» самосознания (как бы души) некоего чужого индивида – что называется «одержимостью». Массу примеров можно почерпнуть в интернете, но степень их достоверности близка к нулю, что не означает, что подобного никогда не было. Я сошлюсь только на вполне достоверный эпизод, когда «вымотанному до предела» журналисту Эдуарду Сэмсону приснилась картина взрыва вулкана на острове Кракатау. Правда в его сне этот остров назывался «Праломе». Интересно, что лишь спустя много лет Голландское историческое общество обнаружило старинную карту, где остров Кракатау по туземному назывался Праломе.

Если уж наблюдаются факты явно полевого взаимодействия сознаний и ментальных представлений, то гипотеза о существовании эгрегоров, т.е. информационных полевых копий наличествующих и работающих биоструктур и организмов, уже не кажется на данный момент совершенно абсурдной. Во всяком случае не более абсурдной, чем наличие в клетках микрогомункулусов. Но поскольку оных в клетках не имеется, то где-то в ином месте подобная информация всё равно должна быть.

Дальнейшие рассуждения в статье не являются даже гипотезами – просто возможные экстраполяции гипотезы эгрегоров пока не подкреплённые однозначно интерпретируемыми фактами. Но в том или ином аспекте эти идеи известны давно, некоторые даже упомянуты у К.Саймака в сборнике "Исчадия разума". Я формулирую лишь те, которые могли бы, в принципе, получить в будущем научное обоснование, но не считаю сиё хоть сколько-нибудь доказательством. Тут такое дело: может Гук и говорил о всемирном законе тяготения, но доказать его точными расчётами сумел только Ньютон. Кстати, именно Р.Гук вероятно открыл закон Бойля-Мариотта (возможно просто вместо пружины попробовал пневмоцилиндр), но заметка об этом была опубликована в периодическом научном бюллетене Бойля.

Кстати, в эпизодах с подселением чужих душ, хорошо если чужой оказывается человеческая, а не демоническая сущность. Да, логично допустить, что если где-то как-то существуют фрагменты «самосознательных душ» живших людей, то там же могут находиться «души» животных и некие «сознания», никогда не имевшие тела, некоторые из которых, не исключено, ведут паразитическое существование.

Известно, что некоторым счастливцам откровения приходили во сне. Сон вообще, вероятно, необходим именно для того, чтобы коллективный разум эгрегоров мог воспользоваться мозгами живущих как инструментом для обеспечения своих интеллектуальных функций. Это предположение хоть как-то может объяснить периоды особой активности мозговой деятельности во время сна, а также объясняет саму потребность в сне. Возможно фазы сновидений («быстрый сон» и др.) – это переходные этапы между сменами «хозяина» мозга, завершающиеся в конце концов пробуждением. Можно предположить, что именно при этой смене владельца мозг (и тело) иногда может достаться не исконному хозяину, а агрессивному «постороннему» (быть может, присутствующему в статусе второй психооболочки, пока первая (хозяйская) спит), что внешне проявляется как сомнамбулизм.

Поломка механизма жизнеобеспечения индивида, то есть его смерть, может в таком случае и не приводить к разрушению всей сопутствующей ему полевой конструкции, которая в состоянии продолжать функционировать в более общих и коллективных информационных процессах. Во всяком случае иногда сообщается, будто бы кое-кто получал во сне сведения от умерших родственников о запрятанном наследстве или указания на их убийц.

Проекты сценариев, которые возможно таким образом продумываются или рассекречиваются эгрегорами, затем иногда воплощаются. В некоторых случаях поведанную эгрегором информацию кто-нибудь вспоминает как свой сон – и тогда он оказывается вещим.

18. Мир и Разум: бога не может не быть!

Итак, пусть Разум есть. И какие перспективы перед ним открываются? В главе 9 обосновано, что вселенная не вечна, что в некий момент всё вещество в ней превратится в пустое пространство, либо, как вариант, коллапсирует в чёрную дыру – вместе, разумеется, со всем и всяким населением или тем, что от него останется. Любая разумная цивилизация во вселенной должна понимать, что смысла существования нет, если всё закончится ничем.

Выход очевиден – Разум должен найти для себя способ вечного существования, несмотря на ограниченный срок нашего бренного мира. Учитывая, что перед нашим подобных миров существовало и уже сгинуло бессчётное множество, и если хоть в одном из них возник Разум, пусть тогда и не белковый – то можно предположить, что и он был озадачен подобной проблемой и, возможно, даже решил её, например, в белковом варианте. Учитывая практически нулевую (10 в 97-й степени, смотри главу №2) вероятность того, что Жизнь могла самозародиться в нашей Галактике, наиболее вероятным кажется предположение, что Жизнь является артефактом, т.е. создана вот тем, предшествующим нашей вселенной, Разумом.

Логически корректный вывод, не апеллирующий к избыточным предположениям, видимо единственен и состоит в том, что вечным существованием обладает Разум, как явление, но не его носители и даже не наш Создатель. Эстафета Разума передаётся от мира к миру не давая ему угаснуть. Но в каждый новый мир передаются только «зерна» Жизни. Примерно как и у людей – каждый начинается с зародыша, а потом становится родителем.

Итак, мы можем сформулировать, наконец, решение волнующей умы многих поколений философов проблемы доказательства существования бога, которое состоит в том, что бога не может не быть! Это императив из факта существования Разума. Но не как сверхестественного бессмертного и самодостаточного субъекта, а как способа сохранения Разума в череде поколений вселенных.

Конечно, можно спросить, а как же всё-таки появился самый первый Разум, или он был всегда? Увы, пока ответа нет, но это совершенно не важно, ибо не влияет на те выводы, которые с неизбежностью вытекают из самого факта нашего существования – неважно самозародилась ли наша Жизнь, или была создана, что, повторюсь, более вероятно.Смысл каждой новой Жизни (цивилизации) однозначен: вырасти, подняться в разумности до уровня, позволяющего породить новые жизни в иных мирах чтобы передать им эстафету Разума до того, как она сама погибнет вместе с Миром, бывшим её колыбелью и домом.

Других задач или каких-то заповеданных условий не ставится. Одно, впрочем, есть, но оно не заповедано, а логически обосновано: дарение, создание Жизни не должно принуждать её к следованию каким-либо заветам. Ибо нельзя заранее предугадать свойства бесконечного Космоса и может статься, что нерушимые заповеди основанные на прошлом опыте как раз и приведут новую жизнь к краху. Должна быть свобода воли, а значит должна подавляться всякая агрессия на её ограничение.

Если бы мы, например, захотели создать самостоятельно развивающийся разумный искусственный интеллект (ИИ), то должны были бы и как-то определить цель его действий, так сказать, «смысл жизни». Но в процессе работы ИИ и изменения, в том числе и вследствие этого, среды обитания, любая формулировка со временем окажется не адекватной новым условиям, что может привести к фатальному результату. И если бы мы не могли быть вечно «нянькой» при ИИ, то единственно приемлемая для него цель может состоять только в обеспечении его непрекращающегося существования, реализуемая многовариантно, т.е. без главной ведущей программы. Похоже именно такая цель перед нами, как носителями Разума, и поставлена, а пока мы, в своей «песочнице», должны искать пути её достижения.

Можно сказать, что разнообразие суть залог успеха и есть Добро, а ограничение выбора чревато гибелью и есть Зло в своих метафизических категориях. Правило, редуцируемое в обиходную практику, означает, что нельзя подавлять инакомыслие и т.п., но нельзя позволять и агрессивно навязывать вредные идеи спекулируя этим правилом. Если обратиться к опыту эволюции, то увидим, что хотя организмы в принципе и готовы к приятию побуждающих дальнейшую эволюцию факторов, но категорически подавляют маскирующиеся под них инфекции, которые ими уже познаны. Ресурсы должны выделяться всем, но в пропорции ожидаемой в будущем пользы, что невозможно без знания. То есть идти следует путём познания и Добра и вовремя исправлять ошибки. Банально, но, увы, не просто – ибо проблема границ узурпации элитой прав на истину, как и вопрос кто и почему может и должен ли считаться элитой – так и не решены.

19. Сверхорганизм как цель эволюции

В многоклеточном организме, первоначально состоящем из одинаковых и равноправных клеток, каждая клетка со временем выбирает себе для выполнения ту функцию, которая ей лучше удаётся, что потом закрепляется и совершенствуется естественным отбором, приводя далее к формированию специализированных органов функциональных систем организма. Общественный прогресс, что неоспоримо, тоже осуществляется через специализацию.

Эгрегоры вероятно являются следующей ступенькой иерархии в организации живого, управляя строением организмов и инстинктивным поведением животных. Например, стайное поведение характеризуется появлением признаков разумной и целенаправленной деятельности у сообщества индивидов, в то время как у изолированных особей нет никаких её признаков. Наиболее ярко оно проявляется в сезонных миграциях, причём не только птиц, но даже и некоторых бабочек (а также омаров, кальмаров, саранчи и пр.).

Но эволюция на этом не останавливается. Ввиду большей длительности эволюции насекомых, некоторые их виды уже достигли стадии некоего коллективного разума (как у муравьёв и пчёл), за что их классифицируют как сверхорганизмы. Для них характерна специализация групп обитателей для выполнения особых функций, что выражается также и в специфике различия их организмов: рабочие, солдаты, няньки, матки и т.д. Сверхорганизм, как целое, показывает гораздо более разумное поведение, чем отдельные составляющие его особи. В нем существует даже своего рода «культура» поддерживаемая обучением молоди зрелыми особями.

Сверхорганизм от стаи отличает то, что в нём отсутствует доминирование. В стае, как правило, существует дифференциация по полу и возрасту, что отражено в поведении, а также по рангу, что проявляется в допуске к размножению или добыче. Но в сверхорганизме функции, исполняемые особями именно те, к которым они приспособлены, а необходимые средства жизнеобеспечения каждый получает в должной мере без конкурентной борьбы внутри сообщества. Специализация и распределение жизненных ресурсов по потребности, подобно как в органах и клетках внутри любого организма, позволяет считать сообщество единым организмом.

Можно сделать вывод, что иерархическое распределение ролей у общественных и социальных животных, включая людей, устанавливаемое в процессе конкуренции и утряски взаимно противоречивых требований, свидетельствует о ещё продолжающемся эволюционном процессе формирования, вследствие чего социум подобен сверхорганизму лишь находясь в некотором динамическом равновесии интересов ролевых групп. У человека стадия сверхорганизма, видимо, впереди. И было бы очень кстати, если бы этому сверхорганизму сопутствовал и коллективный сверхразум.

20. Быть или не быть – разум или инстинкты?

Надеюсь, невозможно, чтобы дальнейшая эволюция привела к появлению среди людей специализированных пород. Эволюционный процесс непрерывно тасует комбинации психосоматических свойств индивидов и наша задача как можно эффективнее распорядиться этим разнообразием, что как раз и отвечает пути «Добра» согласно критерию главы №18. А это возможно, только если не будет экономического принуждения к выбору рода занятий и когда в почёте будут объективная полезность и востребованность, т.е. различная научная и производительнаянаравне с управляющей и прочей необходимой, в том числе культурно-творческой – деятельность.

Коллективный разум возможно будет проявлять себя в решениях приходящих в нужный момент и не обязательно из своей головы. Так, мы и сейчас изредка наблюдаем чудо-счётчиков, которые получают способности возможно связанные с бессознательными «квантовыми вычислениями» выполняемыми на уровне полевых взаимодействий. А может коллективный разум проявится как-то иначе – поживём, увидим – если не случится другое.

Другое же нас подстерегает со стороны инстинктов. Если выше речь шла о гипотетическом будущем, то тут всё происходит уже сейчас и на самом деле. Инстинкт защиты территории плюс инстинкт доминирования и продолжения рода (сейчас это капитал, средства личного жизнеобеспечения, выбор полового партнёра и наследование) толкает к захвату как можно бо̀льших ресурсов и благ. Инстинкт подражания (мимикрия), дабы сойти за «успешного», провоцирует преувеличивать значимость личного трудового вклада, что позволяет отчасти паразитировать. Мы вполне способны осмысливать свои мотивации и – с точки зрения пользы для себя, либо для общества – находим логичные объяснения своему инстинктивному поведению, которое, как защитная реакция, склонно автоматически включаться при угрозах личному благополучию.

Кастовое общество возникает как «естественное» стремление влиятельной клики, следуя инстинкту доминирования, навечно закрепить за собой привилегии разделяя общество по уровню доступной доли общих ресурсов. И как бы логично, если принадлежность к тому или иному сословию с «положенным» для него уровнем благ, тоже будет зафиксирована и для потомков. Деньги, как универсальное средство стирания социальных барьеров, следовательно должны упраздняться, а вместе с ними и свободная инициатива. Чипизация населения легко решает проблему доступа каждого к положенной доле благ. Естественно, что для такого общества будет характерен застой во всех проявлениях, кроме развлечений, и стремление законсервировать установившиеся отношения.

Ориентированное на получение элитой сиюминутных удовольствий, кастовое общество вряд ли будет озабочено рациональным использованием планетарных и людских ресурсов иначе, чем ограничением к ним доступа и численности претендентов. Тем более его не будет интересовать проблема передачи дальше эстафеты Разума, так как возможностей для переселения элиты живьём в новые вселенные не имеется. Но оно вряд ли остановится перед созданием особых каст людей (или уже животных?) предназначенных для доставления эксклюзивных услуг элите. Такое общество весьма напоминает муравейник, но в отличие от муравьёв, люди, как существа мыслящие, вряд ли в нём будут счастливы. Впрочем, «счастье» в таком обществе скорее всего заключается в «потреблении» и оное нетрудно заместить суррогатами согласно касте и рангу, особенно, если население будет соответственно культурно, фармакологически или генетически дебилизировано.

Кастовое и стремящиеся к нему общества принципиально не могут предоставить свободу различным инициативам, а потому, ограничивая разнообразие идей и расходуя планетарные и интеллектуальные ресурсы в угоду прихотей элиты, являются олицетворением «Зла» согласно критерию добра и зла в главе №18.

Некоторые предложения, как экономически более или менее организовать общество, без особых политических предпочтений, очень доступно высказаны на этом сайте, а создание единого профсоюза регулирующего все вопросы трудоустройства и оплаты, полагаю, было бы сейчас в социальном плане очень полезным.

114
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...