Жизнь староверов на Дальнем востоке

Жизнь староверов на Дальнем востоке

В мае этого года мне посчастливилось пожить несколько дней в закрытой общине староверов, которая располагается в 1000 км от Хабаровcка, и в 300 км от г. Комсомольск-на-Амуре. Места красивейшие! Природа суровая, но благодатная и щедрая.

Я, с моим другом Николаем приехали в давно известный ему поселок, в дружественную семью староверов, переехавших сюда 23 года назад на пустое место. Нас приняла семья дяди Вани. Дядя Ваня – радушный, бородатый мужик в русской рубашке-косовортке с пронзительно голубыми глазами, добрыми, как у щенка. Ему около 60 лет, его жене Аннушке около 55. Аннушка с первого взгляда располагает своим обаянием, за которым интуитивно чувствуется сила и мудрость.

У них просторный деревянный дом с печью, окруженный пасекой и огородами. Итак, по факту:

Факт 1

Жизненный уклад староверов практически не менялся уже более 400 лет. Дядя Ваня рассказывает нам «прошел собор староверческий и решили: водку не пить, одежду мирскую не носить, женщина заплетает 2 косы, не подрезает волосы, закрывает их платком, мужчина не бреет и не подрезает бороду… И это лишь малая часть.

Основательность и жизнестойкость этих людей потрясает. Убери сейчас у них машины или электричество, они не сильно пожалеют: ведь есть печка, есть дрова, есть вода из колодца, есть щедрый лес, река с тоннами рыбы, запасы еды на год вперед и опытные рабочие руки. Мне посчастливилось побывать на застолье по случаю приезда дочери.

Картина маслом. Стол ломится, есть все, что недоступно в городских супермаркетах. Я такое видел только на картинках в учебниках истории: сидят бородатые мужики в рубашках-косоворотках с подвязанными поясами, шутят, смеются во весь голос, часто даже не понимаешь о чем они шутят (к староверческому диалекту еще надо привыкнуть), но радостно от одного настроения, царящего за этим столом.

И это, при том, что я непьющий. Старорусское застолье во всей красе.


Факт 2

Живя на земле, их заработки превышают заработки горожан. “Городские там напрягаются гораздо больше, чем я здесь” – говорит дядя Ваня, «я работаю в свое удовольствие». В поселении почти у каждого старовера во дворе стоит Toyota Land Cruiser, просторные деревянные дома, от 150 м2 на каждого взрослого члена семьи, земля, огороды, техника, домашний скот, заготовки и запасы...

Они рассуждают категориями миллионов “на одной только пасеке я поднял 2,5 миллиона рублей” – откровенничает дядя Ваня.

У нас нет нужды ни в чем, все что нам надо – купим. Но много ли нам надо здесь? Это в городе все что заработал уходит на продукты, а у нас тут они сами растут. “Вот приехала сюда семья племянницы из Боливии, продали там технику, землю, привезли с собой 1,5 миллиона долларов. Они земледельцы. Купили 800 га пахотных земель в Приморском крае. Сейчас живет там. Все рады, все живут в достатке. Вот после этого и думаешь, а так ли продвинута наша городская цивилизация?


Факт 3

Централизованного управления в общине не было и нет. «В общине мне не кто не может указать что мне делать. Наше согласие называется «часовенное». Мы объединяемся, живем поселками и на службу вместе собираемся, но если мне это не понравится, то я не пойду и все. Буду дома молиться» — говорит дядя Ваня.

Встречается община по праздникам, которые проводятся по уставу: 12 главных праздников в году. «У нас не церкви, есть молильный дом. Там есть избираемый старший. Избирается он по талантам. Он организует службу, рождение, крещение, похороны, отпевание. Кроме того, не каждый отец может растолковать своему сыну почему одно можно делать, а другое нельзя. Этот человек должен иметь и такие знания: способность убеждать, способность разъяснять».


Факт 4

Вера – формирующая основа общины. Община регулярно встречается не в магазине или в пивнушке, а на молитве. Праздничная, пасхальная служба, к примеру, длится с 12 ночи до 9 утра. Дядя Ваня, пришедший утром с пасхальной молитвы рассказывает: “кости ломит, стоять конечно трудно всю ночь, но сейчас такая благодать на душе, столько сил… не передать”. Его голубые глаза искрятся и горят жизнью.

Я представил себя после такого мероприятия, и понял, что упал бы и спал бы еще 3 суток. А у дяди Вани сегодня следующая служба: с 2 до 9 утра. Обычной службой называется та, которая длится с 3 до 9 утра. Проводится она регулярно, каждую неделю. “Без попа”, как говорит дядя Ваня. “У нас все участвуют: читают и поют все” – добавляет Аннушка. “Разница в чем от современной Церкви, если кратко сказать: там управление народом идет централизованное, даже на духовном уровне (что царь с патриархом решили – дойдет до самого низа народа).

А у нас каждый свое мнение высказывает. И никто меня не заставит. Это должно меня убедить, мне это должно быть надо. Любые вопросы решаются соборно, а не централизовано. Все остальные различия – мелочи и частности, которым отвлекают и обманывают народ”. Вот как. Что бы я ни читал про староверов, об это действительно практически не говорится.

Скромно умалчивая главное: люди сами принимают решения, а не церковь за них. Вот в чем их главное отличие!


Факт 5

Семья – это основа жизни. И здесь это понимаешь на все 100%. Средняя численность семьи составляет 8 детей. У Дяди Вани семья небольшая — всего 5 детей: Леонид, Виктор, Александр, Ирина и Катерина. Самому старшему 33, младшему 14.

А вокруг роится просто неисчислимое количество внуков. «На 34 дома в нашем поселении более 100 детей. Просто еще молодые семьи, они еще больше будут рождать детей» — говорит дядя Ваня. Детей воспитывают всем родом, они с малых лет помогают в хозяйстве.

Большие семьи здесь не тяготят, как в тесной городской квартире, а дают возможность опоры, помощи родителям и развития всему роду. Опираясь на семью и род, эти люди решают все вопросы жизни.

“У нас в каждом староверческом поселении обязательно есть родственник”. Родственник – понятие очень объемное для старовера: это, как минимум, группа поселений, включающая несколько деревень. А, чаще, и гораздо больше. Ведь, чтобы крови не смешивались, молодым староверам приходится искать себе пару в самых отдаленных уголках нашего мира.


Факт 6

Поселения староверов есть по всему миру: в Америке, Канаде, Китае, Боливии, Бразилии, Аргентине, Румынии, Австралии, Новой Зеландии и даже на Аляске. Сотни лет староверы уходили от гонений и раскулачиваний, которые им устроили на Родине.

«Срывали крестики. Заставляли бросить все. И наши бросили. Дедам приходилось по 3-4 раза в год переезжать с места на место. Возьмут иконы, посуду, детей и уезжают” – делится дядя Ваня. «И уезжали по миру. А там их никто не притеснял. Они жили как русские: носили свои одежды, свой язык, свою культуру, свою работу…»

“А прирастают староверы к землей с корнями. Как мне взять, все бросить и уехать – не представляю. Выдирать придется только с кровью. Сильные были наши деды” Теперь ездят староверы по миру друг к другу в гости, знакомят детей, делятся чистыми семенами для огорода, новостями и опытом. Там, где староверы – там начинает плодоносить земля, которую местные считали не плодородной, развивается хозяйство, зарыбливаются водоемы.

Посмотрите ролики на youtube, если не верите. Просто потому, что эти люде не сетуют на жизнь, а берут и делают свое дело изо дня в день, помаленьку. Те кто далеко от России — тоскуют по Родине, кто то возвращается, кто то нет.


Факт 7

Староверы свободолюбивы. “Начнут притеснять, говорить как мне жить, я просто собрал детей и умотал отсюда.

В случае необходимости, нам помогают восстановиться всей родней, и русские и американцы: наша родня из Америки. Они больше сохранили, и высылают оттуда нам уже более 20 лет все, чтобы мы восстанавливали свой уклад». К слову, именно в Америке до сих пор у староверов сохранился уникальный диалект 30-х годов прошлого века. Жизнь била и колотила этих людей, при этом поражает то жизнелюбие и радушие, с которым они встречают жизнь и нас, мирских людей.


Факт 8

Трудолюбие “от души”. Староверы работают с 5 утра и до позднего вечера. При этом, никто не выглядит замученным или уставшим. Скорее, выглядят удовлетворенными, после очередного прожитого дня. Все чем богаты эти люди – они создали, вырастили, смастерили в буквальном смысле своими руками.

В магазинах из еды, к примеру, покупается сахар. Хотя и в нем большой надобности у них нет: есть мед. “Здесь мужики живут, не имея ни образования, ни престижной профессии, а зарабатывают достаточно, на Крузаках ездят. А заработал на речке, на ягоде, на грибах…вот и все. Он просто не ленивый” – говорит дядя Ваня. Если что то не работает и не служит развитию – то оно не для жизни старовера. Все жизненно и просто.


Факт 9

Помощь друг другу – это норма жизни старовера. «При строительстве дома мужики могут собраться всем поселком, чтобы помочь на начальном этапе.

А потом вечером, я организовал стол, чтобы посидеть. Или одинокой женщине, у которой мужа нет, мужики соберутся и накосят сено. Пожар случился – сбегаемся все на помощь. Тут просто все: я не приду сегодня – завтра ко мне не придут» — делится дядя Ваня.


Факт 10

Воспитание детей. Детей воспитывают в ежедневных естественных работах. Уже с 3-х лет дочка начинает помогать маме у плиты, мыть полы. А сын помогает отцу по дворовому хозяйству, по стройке. «Сын принеси мне молоток», говорил дядя Ваня своему 3-х летнему сыну и тот с радостью бежал исполнять просьбу отца.

Происходит это легко и естественно: без принуждения или особых развивающих городских методик. В малолетстве такие дети познают жизнь и радуются ей больше любой городской игрушки. В школах дети староверов учатся среди «мирских» детей. В институты не идут, хотя мальчики в обязательном порядке служат в армии.


Факт 11

Свадьба – 1 раз и на всю жизнь. Возвращаясь из армии, сын начинает задумываться о своей семье. Происходит это по велению сердца. “Вот вошла Аннушка в дом, где мы готовились к празднику, и я сразу понял – это мое” – рассказывает дядя Ваня. “И пошел я свататься к ней в семью”. “В мае мы познакомились с Аннушкой – в июне уже сыграли свадьбу. И я не представляю себе жизни без нее. Мне спокойно и хорошо, когда я знаю моя жена постоянно рядом со мной”.

Единожды выбрав жену, или мужа староверы связывают себя с ними на всю жизнь. Речи о разводе быть не может. “Жена дается по карме, как говорится” – смеется дядя Ваня. Они не выбирают долго друг друга, не сравнивают, не живут гражданским браком, их сердца с многовековым опытом помогают им определить “единственного” на всю жизнь.


Факт 12

Стол старовера богат каждый день. По нашему восприятию - это праздничный стол. По их восприятию – это норма жизни. За этим столом, мне показалось, что я вспомнил вкус хлеба, молока, творога, супа, солений, пирогов и варенья.

Этот вкус невозможно сравнить с тем, что мы покупаем в магазинах. Природа дает им всё в избытке, часто даже не отходя далеко от дома. Водка не признается, если люди и выпивают, то квас или настойку. «Посуда и все остальное освещается наставником, у нас она моется с молитвой и каждому человеку со стороны выделяется мирская посуда, из которой мы не едим» — говорит дядя Ваня. Староверы чтут достаток и чистоту.


Факт 13

Нет лекарств. Нет медицины. Нет болезней. Начать нужно с того, что эти люди здоровы с самого рождения. Прививки детям – зло, как и прививки взрослым. “Генетика” – говорят они, смотря на дородного хлопца с солдатской выправкой на семейной фотографии.

“А чем вы лечитесь?” – спрашиваю я у Аннушки. “Я даже не знаю” – говорит она. “Травки попьем. А какие нужно пить – подсказывает нутро”. “Та же баня, то же натирание медом” – добавляет дядя Ваня. “Мой дед лечил ангину перцем с медом: делает лодочку из бумаги и в этой бумаге кипятит мед над свечкой.

Бумага при этом не горит, это же чудо! Что усиливает действие лекарства” – улыбается он. “Дедушка жил 94 года, лекарствами он не лечился вообще никогда. Он умел сам себя лечить: где то свеколку натер, что то съел…” На мой вопрос: используются ли заговоры против болезней, дядя Ваня ответил “Это считается грехом”, а потом добавил “Осталось в народе старое знание, но оно скрывается”.


Факт 14

Модное – все недолговечное. Не поспоришь. «Деревенщиной» этих людей никак не назовешь. Все аккуратно, красиво, эстетично. Они носят платья или рубашки, которые мне нравятся. «Рубахи мне шьет жена, дочка шьет. Платья и сарафан для женщин также шьют сами. Бюджет семьи не так страдает» — говорит дядя Ваня. «Дед отдал мне свои хромовые сапоги, им было 40 лет, они были по состоянию как неделю похоженные. Вот такое отношение было к вещам: он не менял их каждый год, то длинные, то узкие, то тупые… он их сам сшил и всю жизнь проносил».


Факт 15

Никакого “языка русской деревни” — мата. Общение происходит радушно и просто, начиная с первых слов “здорово живешь!”. Так они естественно приветствуют друг друга. Может быть нам повезло, но, гуляя по поселению, мы не слышали бранного слова.

Напротив, каждый поздоровается, или кивнет тебе головой, проезжая мимо на машине. Молодые парни, останавливаясь на мотоцикле спросят: “Чей ты будешь?”, пожмут руку и поедут дальше. Молодые девушки отвесят земной поклон. Это поражает меня, как человека, жившего с 12 лет в “классической” русской деревне. Куда все и почему это ушло? Задаюсь я риторическим вопросом.


Факт 16

Староверы не смотрят телевизор. Вообще. Их у него нет, это запрещено укладом, также как и компьютеры. При этом уровень их осознанности, информированности и политических взглядов находится часто выше моего, человека живущего в Москве.

Как люди получают информацию? Сарафанное радио работает лучше мобильной связи. Информация о свадьбе дочери дяди Вани дошла до соседних деревень быстрее чем, он успел приехать туда на машине. Новости о жизни страны и мира быстро доносятся из города, ведь некоторые староверы сотрудничают с горожанами.


Факт 17

Староверы не разрешают себя снимать на видео. Несколько попыток и уговариваний заснять хоть что то заканчивались добрыми фразами “Да, не к чему это…”. Мы сделали фото, но этого совсем недостаточно, чтобы передать этот дух. Говорят, что приезжали к ним журналисты, но несмотря на открытость и радушие староверов, как ни странно увидели и засняли они только потемневшее от времени дерево, заборы и “разруху”.

“Странно – говорит дядя Ваня, “такое впечатление что это “госзаказ” говорить о том, что у нас все плохо. Ничего хорошего еще не сказали. Вот и не видим мы смысла их привлекать внимание мирских людей сюда”. Без комментариев.


P.S.: Попадая к ним, чувствуешь себя дома, именно дома. Это ощущение радости, покоя и защищенности. Ничего сложного, ведь один из староверческих принципов — «простота во всем»: дом, природа, семья, духовные принципы. Этот образ жизни такой естественный, но такой забытый нами".



А теперь несколько фактов вдогонку этой статье:

  1. Деревня называется Тавлинка, рядом есть деревня Гусевка. В 17 км крупный поселок Березовый и станция БАМа Постышево.
  2. У староверов в этом поселке очень сильное расслоение. Есть которые на джипах ездят, есть кто белье в реке стирает, ибо нет денег на стиральную машину.
  3. Если ты начальник, или просто богатый и (или) нужный человек, ты староверу друг, товарищ и брат. Ежели обычный человек, то тебе даже воды не вынесут напиться.
  4. Основной доход староверы имеют с продажи красной икры. Обычного человека за добычу икры ждет уголовный срок и солидный штраф. В связи с исключительной взаимной любовью чиновников и староверов, им за икру грозит НИЧЕГО. Оттуда и джипы. И сказочки про мед для журналистов.
  5. Не существует староверов шахтеров, лесорубов, слесарей и тд. Существуют староверы рыбинспектора, егеря, чиновники, предприниматели.
  6. Ехал в поезде, в купе сидела молоденькая студентка в короткой юбке и накрашенная. Перед Постышево девушка вошла в туалет, вышла оттуда в сарафане и без макияжа. Старорусская красавица.

==========

Как и любые закрытые коммьюнити, староверы живут с присвоения общественных ресурсов и уклонения от общественных обязанностей. Просто у организованной на базе некоторой идеи группы это получается эффективнее — можно выделить больше ресурсов на коррупционные схемы защиты сообщества от притеснения со стороны государства, чем одиночки, которые такой фокус попробуют провернуть самостоятельно. Еврейские ортодоксальные общины живут прямым грабежом государства, требуя от общества содержания. Цыганские общины (таборы) — мелким криминалом. Староверы — противоправным хищением объектов животного мира. И во всех случаях такие общины для защиты своих интересов внедряют в органы власти, потенциально угрожающие их доходу, своих людей. Кто не понимает масштабов присвоения, пусть поинтересуется стоимостью путевки на лося или ценные породы рыбы, например. Вот и пользуются слабыми возможностями государства по контролю своих ресурсов (или вовсе любезно предлагая себя в качестве контролеров этих самых ресурсов — егерей, рыбинспекторов и тд.)

При этом иерархия распределения вырученного прибавочного продукта выдернута из глобального общества, но полностью сохранена внутри коммьюнити (неважно, как это называется — цыганский табор, поселение ортодоксальных евреев или старообрядческая деревня). Упомянутый в базовом тексте Крузак (очевидная отсылка к комплексам автора) об этом прекрасно свидетельствует — право ездить на крузаках есть далеко не у каждого члена семьи. А вот обязанность въябывать, чтобы у главы семейства такая возможность появилась — есть у каждого. Налицо классический признак секты.

229
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...